Кофе, зима, любовь

Font size: - +

Лада и Арсений

Лада

Я проснулась посреди ночи с твёрдой уверенностью, что рядом есть дети. Темнота приносила с собой топот маленьких ножек, шебуршание у двери и тихие пугающие разговоры. Это повторялось каждую ночь. Чего я только не делала, чтобы избежать кошмаров! Но специалисты и друзья только разводили руками. Никто не мог мне помочь. Я почти перестала спать, похудела, стала нервной и раздражительной. Даже настойки уже не помогали. Кошмары неизменно возвращались на следующий день. 

По телу пробежал холодок, когда кровать просела под чьим-то весом. Соберись, Лада! Я с трудом разлепила глаза и поднялась на руках. Не поворачивая головы, чтобы не видеть этот ужас, я призвала на помощь всех богов и громко крикнула во тьму: 

- А ну спать пошли, иначе обоих сейчас отшлёпаю! 

Но вместо ожидаемого визга и топота я услышала знакомое приглушённое хмыканье. 

- А, это всего лишь ты, - выдохнула с облегчением и упала обратно на подушку. Видимо, боги услышали мои молитвы. Ага, дважды!.. Холодная длань нагло забралась под нагретое одеялко и коснулась моей спины. От неожиданности я аж вскрикнула. 

- Не шуми, детей разбудишь, - промурлыкал мужчина моей жизни, наклоняясь ближе. Боже, он ледяной как айсберг! 

- Островерхов, ты оборзел? Лапы убери и иди в душ, грейся! 

- А может, ты меня согреешь? - вкрадчиво предложил Арсений. - М-м-м, такая горячая, мягкая, хороша-ая... Лада! 

- На твоём месте я бы очень подумала над последним пунктом, - ехидно ответила, выпуская из зубов кончик островерховского носа. 

Сенечка побормотал что-то из серии: «р-р-радость моя», но домогаться не перестал. Его ладони забрались под пижаму и прочно обосновались у меня на груди. Сжимая, поглаживая… даже не думая останавливаться. 

- Ты, ты... ты что творишь вообще?! Мне завтра на работу рано вставать! - выпалила я, пытаясь выбраться из его объятий. Куда там! Этот лось просто зажал меня между собой и кроватью. 

- Вот именно, Лада, - со смешком ответил он, - тебе завтра на работу. А значит, в твоих интересах, чтобы начальник был сытый, довольный...

- Это превышение полномочий, Арсений Петрович, - категорично отрезала я. Но распалённое ласками тело уже требовало продолжения...

- Папа? - робко раздалось из темноты. И уже громче: - Папа!!! 

Я мстительно захихикала, а Островерхов со стоном перекатился на свою часть кровати. 

Двойняшки сноровисто забрались на кровать и сразу ринулись к папе - обниматься. Ну да, папа у нас вечно загулявшая сволочь. Поэтому иногда дети не спали до поздней ночи и всё ждали блудного отца. 

- Сам разбудил - сам и укладывай, - добила я. Арсений, увешанный детьми как новогодняя ёлка, укоризненно посмотрел на меня. Демонстративно отвернулась и натянула одеяло - фиг вам, мне завтра рано вставать. 

Ваня и Рита спали в соседней комнате, которая через арку соединялась с нашей. Раньше это был островерховский кабинет, который превратился в детскую спальню. Кабинет же пришлось перенести в одну из гостевых комнат... Впрочем, Сенечка был даже рад этому, периодически сбегая от своего "семейного счастья".

До наших отношений он жил в прекрасном дизайнерском пентхаусе на семнадцатом этаже, в одиночестве... пока не догадался сделать мне детей. С тех пор оба - и пентхаус, и Арсений - стали немного помятыми и не такими уж прекрасными. 

О занятиях любовью в спальне пришлось забыть - двойняшки чутко спали. О свете в квартире - тоже, ибо мои дети пошли в своего отца. То есть, на каждую истерику у нас взрывались все лампочки. Мы с домработницей уже научились смотреть на жизнь философски, а мои родители и Сенькина мама выдавали глубокомысленное: "М-да-а". Только присутствие отца заставляло двойняшек присмиреть. Но учитывая, что папаша часто приходил ночью, счастье было коротким. 

Вопреки моим ожиданиям, Сеня действительно хотел детей. Он терпел мои беременные капризы, без сомнения дал им свою фамилию и отчество, и проводил с малышами любую свободную от работы минуту. 

Только работал он много.

Моя совесть не выдержала, и я поднялась следом за ним. На цыпочках добежала до арки, чтобы с возмущением увидеть, как двойняшки буквально отрубаются на руках у Сеньки. Ну почему?! Значит, мама хоть танцы с бубном танцуй, мы спать не будем, а у папочки сразу прикорнули?! Что за предателей малолетних я родила?!

Уложив детей, Островерхов взял меня за руку и потянул в кроватку. Однако, активных поползновений уже не предпринимал. Кажется, он вообще задремал мне в макушку. Разочарованно выдохнула. Не то, чтобы я очень хотела, но так...

- Завтра, Лад, - прошептал он, - я немного переоценил свои силы.

Мысленно закатила глаза. Можно подумать, по его вурдалачьему виду не заметно!..

- Хорошо хоть, признался, а не уснул в процессе. Иначе я бы долго-о вспомнила тебе этот провал!

- Даже не сомневаюсь, - был ответ, - моя любимая Лада...

Арсений

- Хочу сделать Ладе предложение, - признался я Матвею за завтраком. Парень подрабатывал у нас программистом и на работу приходил в шесть утра, вместе со мной. Поэтому через пару часов мы бегали в ближайшее кафе, на перерыв.

- Смело, - оценил младший брат Лады, - правда, немного мазохизмом отдаёт, но после двух детей у вас действительно туго с выбором...

- Матвей! - не выдержал я. - У вас сестрой что, один юмор на двоих?..

- Ну мы же семья, - невозмутимо отозвался он. 

Да-а, пожалуй этот кадр даже покруче Лады. А ведь ему, в отличие от сестры, всего девятнадцать.

- И что от меня требуется? - спросил Матвей, потирая сонные глаза. Парень совмещал работу у меня и учёбу. С техникой он управлялся лучше, чем весь IT-штат. Я не сомневался, что после вуза в нашей фирме он не останется - такого чудо-специалиста с руками оторвут компании побольше и повесомее.



Васёва Ксения

Edited: 31.12.2018

Add to Library


Complain