Когда камни меняют цвет

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1
 

- Архон!

Высокородный риор удивительной красоты, с яркими зелеными глазами, живо напоминавшими цветом свежую весеннюю листву, с досадой махнул рукой и сплюнул на землю. Он упер правую руку в бок и посмотрел на возницу.

- Не я ж развел тут грязищу, риор Дин-Таль! - искренне возмутился смерд. - Уж коли чего ругать, то весну, а никак не меня. Чего она тут натворила? Лежал себе снег и лежал, а она давай пригревать, давай снега топить, вот и вам и пожалуйста, - мужик развел руками, но быстро прикрыл рот под тяжелым взглядом высокородного.

- Но каретой правил ты, - ткнул в него пальцем советник.

- Каретой правил, а грязь не разводил, - кучер ударил в грудь кулаком. - Вот ежели б вы не спешили, то мы б кружной дорогой поехали, а не через этот проклятый лес.

- Поговори мне, - сурово произнёс риор, и смерд повинно склонил голову.

- Простите, хозяин.

Тиен Дин-Таль повернулся к ратникам, сопровождавшим его. Отряд был маленьким, всего семеро воинов, и все они сидели в седлах, не спеша окунуться в грязную жижу.

- Чего сидим? - полюбопытствовал советник.

- Так может, лошади вытянут? - понадеялся на упряжку старшина

- А может, ты спустишься на землю и попросишь их об этом? - не без яда в голосе вопросил высокородный. И раздраженно рявкнул: - Всем спешиться! Живо!

Ратники, засопев, слезли с лошадей. Кто-то вытащил ногу из грязи, обиженно хлюпнувшей вслед ускользнувшей добыче, и воин покривился. Однако под пристальным взглядом риора истово округлил глаза, показывая рвение, и зашагал к застрявшей карете. Чавк-чавк-чавк. За ним поспешили остальные.

- Совсем обнаглели, мерзавцы, - возмутился советник, ратники благоразумно промолчали.

Тиен Дин-Таль ненавидел кареты. Он предпочитал седло, находя, что передвижение верхом быстрей и удобней, чем тряска в расписной коробчонке, давившей на плечи малым пространством.

- Эти повозки для изнеженных лейр, - фыркал он, готовясь к поездке. - Воин должен сидеть в седле.

- Тиен, ты рыдаешь, как капризная лейра, - усмехался супруг лиори Эли-Борга, устроившийся на краешке стола. - Чем тебя не устраивает карета?

- Тем, что у неё может отвалиться колесо, она может застрять в грязи... И мне в ней тесно, в конце концов! И я не капризничаю, - ворчливо закончил Дин-Таль. - Хочу ехать верхом. Хочу коня!

- Хотеть надо даму, - осклабился риор Дин-Кейр. – Хотеть коня – извращение.

- Ты все-таки наглец и грубиян, - покачал головой советник. – Я хочу коня, как коня, а не как даму… - Тут же закатил глаза, наблюдая, как расплывается в пакостной ухмылочке собеседник, и уточнил: - Для верховых нужд. Архон, Райв! Я хочу ехать верхом!

- А как же карета? - весело сверкнул глазами адер Эли-Борга.

- Пусть пожрут её твари Архона, - со всей искренностью пожелал Тиен, и Райверн рассмеялся.

И что? Кто оказался прав? Карета застряла в грязи по самую ось! Раздражение охватило риора с новой силой. Он вновь сплюнул в сердцах и подобрался к козлам.

- Спускайся, - велел Дин-Таль вознице.

- Зачем это? – тут же забеспокоился смерд, косясь на мерзкую жижу, в которой утонули ноги хозяина до середины голени.

- Двоим здесь тесно, - ответил советник и рявкнул: - Живо!

- А лошади…

- Я буду править, ты тянуть, воины толкать. Все при деле. Возразишь?

- Никак нет, высокородный риор, - мотнул головой возница, заметив недобрый блеск в глазах хозяина.

Вскоре над лесом неслись: ядреная брань, хлесткие удары кнута по спинам лошадей, возмущенное ржание – но делу это не помогло. Грязные и злые ратники срывали зло на вознице. Тот отбрыкивался, во всем обвиняя весну и упряжку, а мрачный советник рассматривал весь этот балаган хмурым взглядом с козел. Его раздражение всё сильней разрасталось. И чем яростней становилась брань его людей, тем больше разгорался гнев риора.

Но злился он больше на себя, чем на возницу. Верно, архонова тварь нашептывала ему в ухо проехаться по Тангорскому лесу. Захотелось вновь посмотреть на места, где больше пяти лет назад они с советником Дин-Бьеном собирали рать, чтобы дать отпор ныне покойному Эли-Харту. Этот лес остался в памяти Тиена Дин-Таля местом, где они все обрели надежду на спасение риората, и только он потерял мечты о своем счастье…

И все-таки это было славное время. Оно оказалось наполнено тревогами, мрачной готовностью к неминуемой гибели, а еще хрупкой верой в то, что госпожа Эли-Борга вернется к своим подданным. Ради нее, и ради свободы родной земли здесь собирались те, кто не желал жизни в бесчестии и предательстве. И Боги наградили их за честность и отвагу. Лиори вернулась, чтобы покарать всех своих, и праведным было ее возмездие. А они шли за ней, готовые умереть, но не позволить врагу войти в Эли-Борг. Да, славное было время…

А теперь в риорате царили мир и покой. Жизнь постепенно восстановилась и потекла по привычному руслу. Разумеется, никто не ждал вечного затишья, но и войны в скором будущем тоже не предвиделось. Новый сосед занимал умы лиоров намного больше, чем все старые вместе взятые. И если в те дни, как лиори отдала бывший Эли-Харт дайр-имам, ее решение было малопонятным, и единственным поводом к нему казалась историческая справедливость, то сейчас политические выгоды были на лицо – подземный народ стал щитом для ослабленного еще недавно риората.

Нет, дайр-имы не защищали границ Эли-Борга, они восстанавливали собственные земли, принадлежавшие им еще издревле, но теперь боржцы были защищены со стороны Тархольдских гор. Главный враг – род Эли-Харт, прекратил свое существование, как род правителей. И если в будущем потомок последнего лиора решится предъявить права на эти земли, то разбираться с ним будет великий конгур, но не лиори Эли-Борга.



Юлия Цыпленкова

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться