Когда мы встретимся вновь

Глава 14. Эрика

 

— Да, — кивнула Эрика.

«Всё ещё ждёт, когда я скажу ему «да». И не стала уточнять, что и терпение Алого не безгранично и, кажется, подошло к концу. Он уговаривает Эрику выйти за него замуж не первый раз. Не первый год. И не жди она так упрямо отца своих детей, уже и жили бы они безбедно, и муж из Алого вышел бы хороший, но… они живут как живут.

— Ты хоть перезвони ему, — сунула Нина коробку в шкаф. — Он же привёз вчера фрукты, подарки детям, продукты к новогоднему столу.      

 — Обязательно, — улыбнулась Эрика, заглядывая к детям под ёлку, хотя сердце сжалось. Ну, не могла она. Не могла сказать ему «да». И даже не потому, что не любила. А как раз потому, что любила. Но не его. А любя — не отрекаются. — И чем вы там, козявки занимаетесь? О, нет! — скривилась она. Так и знала, что раз дети затихли — жди какую-нибудь пакость.

— Мам, а давай украсим ёлку фотографиями? — спросил Данька. Они с Глафирой достали из шкафа коробку со старыми снимками и уже вытрясли на пол.

— А игрушки куда денем?

— Их всё равно мало, — рассудительный не по годам сын явно пошёл в отца. — Повесим между ними.

— А ещё мы хотели конфеты повесить и мандалины, — подхватила сестра.

— Мандар-рины, — поправил Данил.

Глашка показала ему язык и, выбравшись на четвереньках из-под пушистой сербской красавицы, что тоже привёз визжавшим от восторга детям Алый, обняла Эрику.

— А давай поиграем в «про папу»?

— Опя-я-ять?! — притворно удивилась та, когда Глашка побежала за Барби с Кеном — обязательными участниками их бесконечной семейной игры «про папу», где Эрика придумывала про папу разные сказочные истории, а дети слушали. — Да сколько ж можно!

— Опять! Опять! — хором закричали близнецы, подтягивая к ёлке кукольный дом.

— Сейчас, только Алому позвоню, — встала Эрика под укоризненным взглядом Нины.

Она ретировалась в маленькую комнату сестры.

На стареньком комоде, что достался им вместе с остальной видавшей виды допотопной мебелью от хозяйки квартиры стояла фотография родителей.

Гены сложились так причудливо, что Данька с его светлыми волосёнками один уродился в деда. Над Ильёй за его лохматые кудри в школе всегда подшучивали, он — стопроцентный брюнет с зелёными глазищами, как у Глашки. У Эрики — тёмные волосы и карие глаза. А вот отец Нины и Эрики был голубоглазым блондином, как Данька.

Эрика достала телефон. Выдохнула. И в тот момент, когда уже собралась нажать на вызов, трель входящего звонка заставила её вздрогнуть.

Абонент не определился, но что-то ей подсказывало, что она знает кому принадлежит этот красивый номер, где последние цифры стояли по порядку: 3, 2, 1…

«Пуск!» — мысленно продолжила Эрика смысловой ряд и нажала «ответить».

— Алло! Эрика? Это Майк.

 



Елена Лабрус

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться