Когда мы встретимся вновь

Глава 24. Эрика

 

Офис с утра гудел как  пчелиный рой.

Во-первых, из-за корпоративной вечеринки, что должна состояться вечером в ресторане бизнес-центра, где компания снимала целых два этажа.

Во-вторых, сегодня обещали дать зарплату.

А в-третьих, ждали руководство. Никто не знал кого именно принесёт, но ходили сплетни, что одного из трёх американских партнёров-основателей холдинга, чьей дочерней компанией считалась «ОМГ-групп».

Эрику же больше беспокоила Нина, что осталась дома с детьми и чувствовала себя плохо. Эрика то и дело поглядывала в телефон — сестра обещала отписываться каждый час, — и занималась текущими делами. Работу никто не отменял, а её испытательный срок в три месяца подходил к концу. Она очень надеялась, что её возьмут на постоянную работу с окладом побольше, поэтому старалась.

— Вот скажи мне, — шёпотом окликнул её Слава, их веб-дизайнер, у которого всё что-то не ладилось с женой, а потому общее оживление он тоже игнорировал, — если женщина под тридцать в браке не хочет ребёнка — это нормально?

— А твоя жена не хочет? — оттолкнулась Эрика на стуле и подъехала к нему за стол.

— Нет, — вздохнул он.

— Бросай её! — подперев щёку рукой, уставилась в экран его компьютера.

— Да ну тебя! — отмахнулся Слава. — Я же серьёзно.

— Ну, если серьёзно, тогда могу посоветовать одно проверенное тайское средство. Результат гарантирую, — и когда Слава заинтересованно нагнулся, прошептала на ухо: — Называется «Май Тай».

— Это же коктейль, — недоверчиво отодвинулся он.

— Ага, — с чувством кивнула Эрика. — Май Тай, Май Тай, Май Тай, секс без презерватива и через девять месяцев ты счастливый отец пухлого малыша.

— Эрика! — покачал он головой укоризненно. — Хотя, чего я ждал? От тебя!

— Это ты что такое рисуешь? — дёрнула она мышью, когда экран погас, не обращая внимание на его разочарование, но он был такой зануда, честное слово, как Илья. Тот ещё стал бы пояснять, что «Май Тай» вообще не про Тайланд, а про Таити. Попробовавшие первый раз коктейль туристы были как раз оттуда и как-то там сказали, что с их языка переводилось «не от мира сего», а звучало «май тай». В общем, не собиралась Эрика лезть в семейные Славины дела. Пусть сам разбирается.

— Структуру компании для нового сайта компании, — вздохнул он.

— В виде дерева? Ух ты! Оригинально, — конечно, съязвила она. Но иронию Слава не понял, а Эрика уставилась сразу на ту ветку странного баобаба с плоской кроной, что торчала вбок и означала американский офис.

Это Нине она не стала говорить, кто есть среди отцов-основателей компании, и почему она устроилась на эту работу. Но сама-то была в курсе, что это компания отца Ильи. Этой информации не было даже в сети, но когда-то давно Илья рассказывал ей, что «ОМG» это не «О, май гад!» как все думали, а «Ольсен-Миллер-Гончаров», но, конечно, именно на эффект «О, мой бог!» они и рассчитывали, когда выбрали аббревиатуру для названия.

Илья тоже официально числился в составе правления — это она нарыла уже когда её взяли на работу. Штаб-квартира находилась где-то там, «на баобабе», в Бостоне. Чем он занимался и бывал ли здесь, Эрика понятия не имела и не давала своей слабой надежде — встретится с ним случайно — превратиться в манию. Она обещала его не искать, и она не искала.    

Сеть заправок, что называлась с присущим петербуржцам юмором «ОМГ-Газолин», куда взяли Эрику, знакомую с работой заправок не понаслышке, стояла, как и каждое из трёх подразделений компании «ОМГ-групп» особняком. Здесь рулило своё начальство и решались совсем другие задачи, чем, например, в «ОМГ-Поток» — это основной завод по производству какого-то, не вышепчешь, оборудования. Сам завод, что находился в пригороде Петербурга, и его филиалы, где производили разные узлы и детали по всему миру, имели общее название «ОМГ-пром», а вот продажники, маркетологи, научные сотрудники и «передовики» этого широкомасштабного и узкоспециального производства сидели этажом выше. С «Газолином» почти не пересекались. А уж что творилось «на баобабе» и вообще оставалось за гранью понимания рядовых сотрудников.

«Вот какой мне сейчас Алый, Нина? — снова глянув на пиликнувший телефон, тайком вздохнула Эрика, слушая нудно басящего Славу, рассказывающего куда и как будут вести интерактивные ссылки. — Какой Алый, когда я физически чувствую, как Он близко? Когда пешком готова ходить на эту работу, лишь бы хоть изредка натыкаться на фамилию Гончаров».

Нина, давняя участница фан-клуба «Алый», его единственный член и бессменный руководитель, смиренно сносила и пустые тарелки на столе, и игру «про папу», и молчаливую тоску Эрики, но считала, что её ожидание слишком затянулось.

Голубь на столе всегда лучше, чем гусь в небе — говорила она. И Алый казался ей таким надёжным упитанным голубем, которого разводить бы, а не перья из него выщипывать.



Елена Лабрус

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться