Когда не ждешь...

Размер шрифта: - +

Глава 20

 Сильно надавив на кнопку звонка и не отпуская ее секунд, пять, я нетерпеливо ждал, пока мне откроют дверь. По дому разнесся ужасный не то звон, не то визг, который просто невозможно было игнорировать. Единственно, если что дома никого не было?! Адресом я не мог ошибиться, все, так как сказал Дэнни: небольшой двухэтажный домик с опрятным заборчиком, выкрашенным в белый цвет. Я нервно оглянулся на то синее чудище, которым с горем пополам сумел добраться сюда. Угораздило же меня взять именно это подобие машины напрокат, да еще и хозяин уверил меня, что лучшего способа передвижения по проселочных дорогах не найти. Можно было, конечно, поискать где-нибудь еще подобные услуги, только вот в пять утра выбор у меня был невелик. Почему так долго? Ведь должны же были слышать, как я подъехал. Про то, что бабушка Лили глухая, Дэниел ничего не упоминал. Когда я уже потянулся к звонку второй раз, дверь медленно со скрипом отворилась. В дверном проеме показалась приятная старушка с копной седых волос на голове и белым фартуком, повязанным спереди. Ее подвижные синеватого оттенка глаза на морщинистом лице внимательно меня изучали. Теперь мне стало понятно, от кого унаследовала Лилиан этот глубокий насыщенный цвет. Все сомнения по поводу того, что я ошибся адресом, испарились.

 - Слушаю вас, молодой человек, - проговорила пожилая женщина, пытливо подняв бровь.

 - Вы миссис Лоунелл? – спросил я, пытаясь заглянуть вглубь дома.

 - Так и есть. Чем могу помочь? – поинтересовалась она.

 - Дело в том, что я друг вашей внучки, а мне очень нужно с ней поговорить. Скажите, она здесь?

 - С чего это бы ей быть здесь? – снизала плечами старушка. - Она учится сейчас в Лос-Анджелесе. Да, недавно Лили приезжала, на праздники, но…

 Я вглядывался в лицо этой женщины, пытаясь уловить хотя бы намек на ложь, но тщетно. Или она говорила правду, или хорошо держала себя в руках. Чего не скажешь обо мне.

 - Вы уверены? – переспросил я, повышая голос. Что же мне теперь делать? Где Лили? Разные мысли проносились у меня в голове со скоростью звука, и ни одна из них не была обнадеживающей.

 - Молодой человек, я, конечно, старая и уже плохо вижу, но с мозгами у меня все в порядке.

 Она посмотрела на меня с сочувствием, или мне показалось? Что-то здесь не так. Я поймался за это предположение, как утопающий за соломинку.

 - Пожалуйста, скажите, что она здесь. Я понимаю, Лили сердиться на меня, но хотя бы намекните, где она, - умолял я. - Мне ничего не нужно, только знать, что с ней все в порядке. Прошу вас! Она у вас?

 Не знаю, что подействовало на миссис Лоунелл, мольба в моем голосе или же отчаяние в глазах, но тяжело вздохнув, она молча кивнула. Никогда в жизни я не чувствовал такого облегчения, как сейчас. Будто камень с плеч свалился, я мог теперь дышать на полную грудь. С ней все в порядке, она здесь. Моя любимая здесь! От счастья я готов был задушить в объятиях бабушку Лили.

 - Она не хочет меня видеть? – спросил я. Опять легкий кивок головой. – Что ж я понимаю, - мои плечи опустились от безысходности. – Почему она не хочет выслушать меня? Все же совсем не так, как выглядит, - бормотал я скорее себе под нос, чем внятно говорил с миссис Лоунелл.

 - Я тебе верю, - вдруг сказала она. Я поднял на нее удивленный взгляд. – Не знаю почему, но верю. Дай ей время, сынок.

 - Я вам очень благодарен, правда, - сказал я искренне.

 - Иди, - прошептала старушка, - даст Бог все наладиться.

 Спускаясь с крыльца и направляясь к машине, я всем сердцем верил, что так и будет.

 

 Спустя два дня после визита Николаса я решила лететь обратно в Лос-Анджелес. Больше пропускать учебу я не могла, к тому же, рано или поздно нужно было посмотреть ему в глаза. Как бы я не старалась оттянуть этот момент, легче не станет. Когда Ник постучался в двери бабушкиного дома, меня охватил такой ужас, что я не то, что говорить, но и видеть его не могла. Не хотела слушать, как он будет оправдываться. Все то время, пока он стоял на крыльце, я пряталась наверху, заткнув уши руками. Я боялась самой себя. Боялась, что если снова услышу этот глубокий бархатный голос, загляну в эти зеленые глаза, то не удержусь и брошусь ему на шею, прощая все и в одночасье навсегда теряя свою гордость. Встану на одну доску с теми, кто, стоит лишь Нику поманить пальчиком, униженно бегут к нему обратно как верные щенки.

 Да и еще бабушка, предательница, встала на его сторону: «Детка, выслушай его. Нельзя рубить с плеча. Нужно поговорить, выяснить все». Приехав к ней, я надеялась успокоиться, не думать об этом. Но при каждом удобном случае, бабушка начинала свою песню сначала, тем самым бередя еще свежие раны.

 Домой я прибыла где-то под вечер. Хотя какой это дом? Дома у меня как раз и не было. Тихо открыв квартиру, я вошла в гостиную. Увидев меня, Эшли вскочила с дивана и помчалась ко мне. Она сильно обняла меня, по ее щекам текли слезы.

 - Дура! Ты самая большая эгоистка в мире! – отстранившись, прокричала она. – Ты думала только о себе. А какого же нам было? Когда мы обзванивали все морги и больницы. Ты подумала?



Sana Elins

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться