Когда падают яблоки

Размер шрифта: - +

Часть 21

Игорек провел Валю в кладовку, уставленную коробками, плотно закрыл дверь и повернулся к девушке, плотоядно ухмыляясь. Небольшая комнатка, бывшая когда–то кухней, была заставлена картонными коробками, наполовину загораживающими окно. На нескольких квадратных метрах смешались все запахи косметической продукции фирмы: хвоя, лимон, роза, лаванда, корица и миндаль, ваниль и кокос… Едва вдохнув этот ядерный коктейль, Валя почувствовала, как виски наливаются болью. За окном было серо и неуютно, солнце уже который день не показывалось из–за плотных облаков, затянувших небо, и казалось, что на смену ночи сразу приходят сумерки.

Игорь прижал Валю к стене, по–хозяйски положив руки на бедра. Девушка резко оттолкнула его, и парень едва не упал. Он неловко взмахнул рукой, опрокинув коробку, из которой высыпались пакеты с солью для ванны. Один пакетик лопнул, и на пол волной выплеснулись ярко–розовые кристаллы. Волна приторного клубничного аромата захлестнула комнату, на мгновение перебив все остальные запахи.

– Кажется, ты не поняла меня, – произнес Игорь, снова приближаясь к девушке. – У меня есть на тебя компромат. И если ты не сделаешь то, что я скажу, я собираюсь его использовать.

– Вот как? – улыбнулась Валя. Она совершенно не боялась Игорька. Девушка заметила пачку рекламных буклетов на одной из коробок и взяла один. Она прикинула, что в крайнем случае может резануть по руке острым краем плотной бумаги. Пару капель крови, и шантажист свалится в обмороке. – Меня больше занимает, как ты этот компромат добыл? Говоришь, видеозапись? Можно на нее хоть посмотреть? Я там хорошо получилась?

– Неплохо, – Игорька сбивала с толку ее уверенность, но он продолжал. – Ты сама знаешь, как хороша. Эти светлые волосики, глазки блюдцами, упругие сисечки. Ты знаешь, чего я хочу…

– Догадываюсь, – кивнула Валя.

– Нет, все не так, – рассердился парень. – Я буду тебе говорить, а ты выполнять.

– Да ты прям руководитель.

– Не руководитель, – он подошел ближе, – называй меня господином.

Валя прыснула со смеху. За матовым стеклом, вставленным в дверь, метнулась тень. Девушка насторожилась, виски еще сильнее сдавило болью, кончики пальцев кололо. Валя попыталась сосредоточиться, понять, что ее беспокоит, но Игорек набросился на девушку, впившись в губы поцелуем.

А потом Валю отшвырнуло от него с такой силой, что девушка отлетела в сторону, ударившись затылком о стену. Она упала, в голове потемнело. Та же злобная сила подняла ее с пола за волосы. Валя открыла глаза, пытаясь сфокусировать взгляд.

– Он мой, слышишь? – голос был тихим, свистящим, словно змея прошипела. – Слышшшишшшь?

Девушка кивнула. Тьма перед глазами расселась, и она увидела лицо Эли. Маленькие глаза выглядели заплаканными, или это эффект розовых теней? Лицо в ямках пор было белым, будто присыпанным мукой. Губы, накрашенные темно–коричневой помадой, сжались в крохотный кружочек. Валя смотрела на нее, как загипнотизированная. Она впервые почувствовала, что за нескладной оболочкой скрывается железная воля, холодная и несокрушимая. То ли от удара, то ли от неожиданной близости Валя полностью раскрылась и впитывала все чувства и мысли Эли как свои. Ее скрутило от жгучей обиды, желчной зависти, непереносимого одиночества. Ей стало тяжело дышать, будто ее с головой окунули в вязкий цемент, и теперь он застывал, лишая подвижности ее руки, ноги, сдавливая грудь. В этой серой безнадеге пылала искорка живого чувства, розовая, как кристалл ароматической соли.

– Ты любишь его, – прошептала Валя.

– Он мой, – повторила Эля, как заезженная пластинка.

Валя окунулась еще глубже в эмоции Эли, ее затягивало в вязкий водоворот чужих обид и несбыточных надежд. И под всем этим болотом отчаяния бился гнойник, проникающий до самой сердцевины сущности Эли. «Мама! Мама! Мама!» – пульсировала одна единственная мысль.

Валю вышвырнуло из водоворота, и она втянула воздух как утопающий. Она прислонилась к стене, обретя опору, подтянула колени к груди. Игорек ошарашено наблюдал за ними, не вмешиваясь в происходящее. Медленная музыка, доносящаяся из кабинета, сменилась бодрым ритмом, и Валя подумала, что сейчас ей бы не помешала помощь Андрея.

– А если я тебе его не отдам, – сказала вдруг она, глядя на Элю снизу вверх. – Я симпатичнее. И вы с Игорьком, кажется, не женаты.

– Девушки, – Игорек улыбнулся одной из заготовленных заискивающих улыбочек, – жениться я не собираюсь. Ни на одной из вас. Я свободный охотник.

– А ты помолчи, – прикрикнула на него Валя. – Так что, Эля, будем играть по правилам?

– Да пошла ты, со своими правилами! – Эля схватила Валю за волосы и рывком подняла на ноги.

– Больно! – взвизгнула Валя.

– Если снова увижу, как перед ним стелешься, если хоть посмотришь в его сторону…

– То что? – Валя вздернула подбородок и посмотрела прямо в глаза Эле.

– Я тебя убью, – она медленно провела пальцем по Валиной шее. Прикосновение осталось на коже холодным и слизким, как след улитки.

– Кишка тонка.

– Зря ты так думаешь, однажды я уже делала это…

Валю бросило в жар. Она отпрянула от Эли к окну, но та медленно двинулась к ней. Розовые клубничные кристаллы скрипели под ногами как снег.

– Люба? – прошептала Валя.

– Правильно, – кивнула Эля. – Только у нас с Игорем все стало налаживаться, как появилась эта рыжая стерва и все испортила.

– О чем ты? – жалобно взвизгнул Игорек, он вжался в угол и выглядывал из–за горы коробок. – У нас ничего не было!



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться