Когда падают яблоки

Размер шрифта: - +

Часть 24

– Сейчас все будет! – сказал Игорь, дергая рукой вверх–вниз.

Обнаженная женщина, раскинувшаяся на постели, смотрела на его действия с кислым лицом. Она откинула с лица распущенные волосы цвета воронова крыла, достала сигарету из пачки на тумбочке, прикурила и выпустила под потолок сизое облако дыма.

– Это со всеми случается! – оправдывался парень.

– Да–да. Но мы бьемся над твоим стояком уже … – она посмотрела на часы, – минут сорок. А мне через час надо дома быть. И еще в магазин забежать, купить мужу что-нибудь на ужин.

– У меня был сложный день. Представляешь, одна женщина, с которой я когда–то переспал, убила другую мою любовницу.

– Честно? Не представляю, – хмыкнула женщина и, сев на кровати, стала одеваться. – Придумал бы уже что-нибудь правдоподобное.

– Клянусь!

– Ой, все! Ты всегда был посредственным любовником. Техника у тебя так себе. Но хоть работало все безотказно. Так что перестань врать. Лучше б я пошла педикюр сделала, честное слово.

– Кажется, получается, – Игорек закрыл глаза, представляя сцену из недавно посмотренной порнушки, но в воображении всплыло лицо Эли. Парень чертыхнулся и опустил руки.

Женщина уже стояла одетая в прихожей.

– Увидимся в следующий понедельник, как обычно? – спросил Игорек.

– Сомневаюсь, – ответила та. – Такой картиной полюбоваться я и дома могу, – посмотрела она ему ниже пояса, и Игорек натянул одеяло.

Входная дверь хлопнула. В квартире стало тихо. Слышно было, как работает телевизор у соседей за стенкой. Игорек свернулся калачиком под одеялом. Вроде отопление работает, почему так холодно? А эта сучка еще пожалеет. Сама к нему прибежит. Посредственный, как же. А не встал, потому что она ему надоела, вот и все. Они трахаются каждую неделю уже с полгода. Почти как женатики. Да и старовата она. Бедра дряблые. И история с Элей выбила его из колеи.

Игорек взял с тумбочки ноут, открыл свою страничку в жж и пролистал записи. Вот она. «Номер 46. Жизель, она же Эля. Красивое имя. Больше ничего красивого нет. Даже не знаю, что писать – помню смутно. Выжрал на корпоративе бутылку водки и проснулся в кровати со страшной бабой. Вот так банально. Если правда, что секс от прыщей помогает, то я, по крайней мере, сделал доброе дело. Эля, в принципе, неплохая девчонка. Всегда готова чайку сделать, по работе прикрыть, да и вообще на все готова. Но я ее как утром увидел, так решил – больше не пью! У нее тушь потекла, помада размазалась – страх! И у меня все наволочки побелели от ее пудры, будто их мелом обсыпали. А еще, вы только представьте, она не сказала, что у нее менструация. Испачкала кровью простыни, мои любимые, фиолетовые. В общем, сплошные траты и разочарования. Вот следующий номер, который я окучиваю, там будет на что посмотреть. Может, выложу фотки. А в этом случае даже хорошо, что фоток нет. Чем скорее я это забуду, тем лучше для моей нервной системы. До встречи, мои дорогие дрочеры! Я в химчистку, отнесу белье.»

Игорь закрыл страничку. Сегодня Лев позвонил с утра, рассказал, что Эля умерла. Сухо так говорил, а голос срывался. Бедолага Лев. Накрылся медным тазом весь его фэн–шуй. За два года два сотрудника умерли. Убийство и самоубийство. Явно с аурой что-то не то. А Павел оказался Любиным мужем. Можно было и догадаться, когда он за нее заступался. Валя тоже каким–то боком замешана. Наверное, из милиции, как и ее хахаль. Разваливается их фирмочка, надо искать другую работу. С таким симпатичным личиком его куда угодно в продажи возьмут. Можно даже техникой торговать, платят хорошо. Там, конечно, больше мужчин–покупателей, но зато если уж женщины попадаются, то они такие растерянные, несчастные, так нуждаются в его, Игорька, помощи. Размышляя, он открыл порно. Вопрос с работой можно решить потом, сейчас надо сосредоточиться на главной проблеме. Он долго листал ролики, выбирая подходящий. Потом полез в тумбочку за смазкой. В комнате стемнело, и Игорек включил свет. Три лампочки зажглись ровным золотым светом в плафонах, напоминающих бутоны цветов, склоненные вниз под порывом ветра. Игорь стянул одеяло вниз, поставил ноутбук на колени. Как же холодно, черт возьми! Действие на экране стремительно разворачивалось, рука Игорька ускорялась. Он откинул голову назад в предвкушении наслаждения, когда лампочки замигали и вдруг взорвались фонтанами стекла. Плафоны слетели вниз, как снаряды из пушки. Один из них угодил прямо на открытый ноутбук. Игорек замер на несколько секунд, охватывая взглядом всю картину: разбитый ноут, осколки стекла, усеявшие всю кровать, мелкие порезы, исчеркавшие его торс алыми полосами, набухавшими кровью. Потом он поднес руки к лицу и истошно заорал. Лицо превратилось в месиво стекла и крови.

***

Валя заглянула в Динкину комнату. Девочка долго не могла уснуть, звала маму, плакала. Она почти что билась в истерике, когда Валя догадалась принести свою старую куклу. Динка тут же затихла, трогая глазки–пуговки и вышитый рот. Она легла в кроватку, прижимая куклу к себе. Кукла была замолена бабушкой, и отдавать ее не хотелось, но Валя отругала себя за такие мысли – Динке кукла нужнее.

Павел уснул тут же, на полу, держась рукой за прутья кровати. Им двоим будет очень нелегко. Динке всего четыре года, а она успела потерять две мамы. За это время она очень привязалась к Софии, и та заботилась о ней, как могла.

Валя забралась с ногами в кровать. Они с Павлом восстановили полную картину произошедшего. У Любы с Игорьком был роман. Как оказалось, с Элей он тоже когда–то переспал. А ведь она могла бы догадаться. Алла говорила ей, что Игорек в разное время подкатывал ко всем сотрудницам, кроме разве что Зинаиды. Но она не думала, что и с Элей у него что-то было. Валя призналась самой себе, что винить стоит женское тщеславие. Игорек ухлестывал за ней, и ей казалось невероятным, что и толстая некрасивая Эля может его привлекать. Девушка натянула одеяло по глаза. Ей было стыдно за себя. К тому же в комнате посвежело. Нос стал холодным, как у собаки.



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться