Когда падают яблоки

Размер шрифта: - +

Часть 25

Утром Валя собрала свои нехитрые пожитки. Обновленный гардероб не помещался в рюкзак, пришлось взять спортивную сумку у Павла. Тот сидел на кровати и смотрел на ее сборы, словно не понимал, что происходит. Динка крутилась у него на руках, на одной коленке у нее была старая Валина кукла, а на второй примостился котенок.

– Вы как пирамидка, – улыбнулась девушка и сморщилась от боли. Живот все еще прихватывало.

– Ты в порядке? – спросил Павел.

– Да, женские дела.

– О, – смутился он. – Останься, пожалуйста.

– Зачем? Я сделала то, ради чего приехала.

– Валя, живи с нами. Ты стала очень близка мне. Я не умею говорить о чувствах. Я не знаю, как мне это выразить. Ты будешь мне как сестра. Помогу получить образование, устроиться на хорошую работу.

Валя видела, что Павел говорит серьезно, и на миг ей захотелось остаться, стать частью их маленькой семьи, иметь поддержку в жизни.

– Сама подумай, какие возможности открываются в Москве. Сюда едут со всего света. А ты вот так добровольно уезжаешь. И куда? В лачугу на болоте. К кому ты хочешь вернуться?

Бревенчатые стены, шорох камышей, желтые листья плывут по реке, тихую воду разрезает волна, появляется вытянутая голова с желтыми пятнами по бокам. Валя улыбнулась и застегнула сумку. Ей есть, к кому возвращаться. Молния громко вжикнула, и Павел вздохнул.

– Останься хоть ненадолго. Почему тебе так срочно надо уезжать?

– Прости, Паша. Мне надо домой.

– Нам все еще нужна твоя помощь.

– Вы справитесь. Наверное, ты и сам понимаешь, что было бы неплохо показать Динку специалистам. Я имею в виду, детскому психиатру. Чтобы помочь ей вернуться к обычной жизни.

Павел покосился на девочку, которая шептала что-то котенку, и добавил шепотом:

– И чтобы ее убедили, что она все–таки девочка.

– И это тоже, – согласилась Валя. – Да и полное медицинское обследование не помешает. Неизвестно, в каких условиях она жила, чем успела переболеть.

Валя присела на корточки перед Динкой, заглянула в яркие ясные глазки и против воли улыбнулась. У нее все будет хорошо.

– Валя! Что мне сделать для тебя? – спросил Павел.

– Будь счастлив, – девушка поднялась и поцеловала мужчину в лоб. – А, еще кое–что.

– Все, что угодно.

– Скажешь Юре, чтобы отвез меня на вокзал?

– Я сам тебя провожу.

– Не надо, останьтесь дома с Динкой.

Ее мобильный зазвонил, уже который раз за сегодняшнее утро, но Валя нажала на отбой. Ей не хотелось разговаривать с Андреем. Все, чего ей хотелось, – это побыстрее оказаться дома.

– Но мы ведь еще тебя увидим? Приезжай к нам в гости, в любое время! Правда, я планирую переезд. Не хочу жить в этом доме.

– Правильно, – согласилась Валя. – Начни новую жизнь, с нового листа, с новой женщиной…

– Алла, – понял Павел. – Да, у нас как-то быстро все закрутилось. Но сейчас, я думаю, лучше взять тайм–аут.

– Динке было бы проще привыкать сразу к вам двоим, – пожала плечами Валя. – Если, конечно, у вас все серьезно.

– Я думал, что серьезно. Но раньше я был просто вдовцом, а теперь еще и с ребенком.

Павел вспомнил листок с Динкиной фотографией на дверке шкафа Аллы. Она сама сказала, что мечтала о такой дочке, как Динка.

– Дай ей шанс, – сказала Валя, и Павел кивнул.

– Послушай, только не обижайся, но можно я дам тебе денег? – спросил Павел. – Просто я не знаю, как выказать свою благодарность. Обновишь дом, съездишь в отпуск…

– Хочешь дать денег? – задумалась Валя. – Дай их Аслану. Он неплохой человек. И он их тебе вернет, я знаю.

– Как скажешь, – нахмурился мужчина. – Вообще–то я и сам думал, но раз еще и ты так хочешь…

– Решай сам, – Валя присела на кровать рядом с ним. – Посидим на дорожку.

Они помолчали минуту, и девушка встала.

– А Андрей?

Валя пожала плечами.

– Видно, не судьба.

Внизу она попрощалась с Прохором, он поцеловал ее в щеку, усы царапнули кожу.

– У вас с Натальей родится замечательный сын, – прошептала Валя ему на ухо. – Умница и здоровяк, каких поискать.

Прохор посмотрел на нее так, словно она только что вручила ему миллион долларов, сжал в медвежьих объятиях и еще раз чмокнул в щеку.

– Полегче, – засмеялась Валя. – Синяк останется.

Юра уже ждал ее в машине. Джип тихо урчал, как огромный кот. Павел поставил сумку на сиденье, обнял Валю на прощание. Динка выглядывала из–за двери. Прохор угостил девочку очередной шоколадной конфетой, и она за несколько секунд успела перемазать себе все лицо. Девушка махнула ей рукой на прощание, улыбнулась Павлу и, сев в теплый салон машины, поскорее закрыла дверцу, чтобы они не видели ее слез. Юра, словно почувствовав ее настроение, ехал молча. Возле зеленоватых башенок белорусского вокзала он притормозил.

– Я тебя здесь высажу, попробую припарковаться, и найду возле касс.

– Не надо, Юра, спасибо, – сказала Валя. – Дальше я сама.

Сзади нетерпеливо просигналили. Девушка выскочила из машины, подхватив сумку, помахала водителю. Он несколько раз обернулся, но вскоре потерял ее из виду. В кассе Вале вручили билет на боковое верхнее место, но ее это устроило. Она так устала... Ей хотелось поскорее забраться на полку, завернуться в тонкое казенное одеяло и проспать под мерное покачивание поезда всю дорогу. Она купила бутылку воды и пачку печенья, вышла на перрон. По громкоговорителю объявили о прибытии поезда, и Валя встала на цыпочки, чтобы разглядеть состав.



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться