Когда плачут драконы

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая: Самый старый дракон

     К поискам было решено приступить немедленно. К сожалению, сведений, полученных от Харде о его сестре, хватило лишь на то, чтобы начать дело в Хантесвиле – печально известном месте обитания охотников за драконами.

     Джемма первой бросилась на помощь. До сей поры у нее почти не было шанса сделать для Харде что-то хорошее: Кедде лишних и близко не подпускал к своему юному соседу. Как будто кто-то желал зла настрадавшемуся мальчишке или хотел отнять его у Кедде. Джемма знала, конечно, что Кедде немного помешан на своем желании о ком-то заботиться, но она и подумать не могла, что забота может превратиться в одержимость. Кедде словно последний шанс в Харде видел: хотя каким он может быть последним, если у него еще вся жизнь впереди? Влюбится, женится, детишки появятся – вот тогда и проявит себя во всей красе. А Харде…

     Вдруг у него родители живы? Он, правда, не говорил о них и не рвался в Долину, но это вовсе не исключало их существования. О сестре Харде тоже не сразу вспомнил, а только когда сильное потрясение испытал. Быть может, однажды он поймет, что хочет вернуться к родным, как сделало большинство драконышей? Что тогда станет с Кедде? Сможет ли он смириться? Или сломается, лишившись самого дорогого?

     Мама только удрученно качала головой, когда Джемма затевала этот разговор. А Джемма бросала осуждающие взгляды на Кеолу, каким-то непонятным образом чувствуя, что она могла бы угомонить Кедде, если бы подпустила его хоть немного ближе. Воспользовалась бы моментом и предложила свою помощь. Кайя вон не постеснялась, да только не она нужна была Кедде. Дождется Кеола, когда станет слишком поздно. Улетит Кедде вместе с этим пацаненком в Долину и поминай как звали. Или еще хуже…

     Не случайно же он ни про какую сестру и слышать не хотел! Они даже поругались с Вилхе из-за этого, потому что Вилхе тут же принялся планировать поиски, а Кедде был уверен, что девчонка уже погибла и нет смысла тратить на нее силы. Вилхе потом сказал, что он Кедде совсем перестал понимать, а Кедде ему в ответ гадость ввернул, заявив, что тот ничего не знает о драконах, и посоветовав не лезть не в свое дело.

     Только Кайя их обоих и утихомирила, да еще Харде, перепугавшийся из-за громких голосов и принявшийся поскуливать за ширмой, где Кедде ему спальное место соорудил.

     Кайя и поведала Вилхе про сестру Харде. Оказалась, что она попала в ловушку и, пытаясь выбраться на волю, сильно изранилась. Харде хотел привести помощь, но в темноте полетел в обратную от Драконьей долины сторону аккурат по направлению к Хантесвилю. Там и попался в руки охотников. Потом его продали циркачам, а о сестре он с тех пор ни слухом ни духом.

     – То, что Харде описывал, – это не драконья западня! – стоял на своем Кедде. – Охотникам ящеры нужны целыми и невредимыми, иначе денег на них много не заработать. Значит, и не пошли они сестру его искать. А за полтора месяца от голода и ран кто угодно издохнет.

     – Это всего лишь твои домыслы! – возмущался Вилхе. – Если есть хоть один шанс, что сестра Харде жива, мы должны его использовать! Ты же сам не простишь себе!..

     – Я не хочу давать Харде ложную надежду! – отрезал Кедде. – Он уже и так настрадался! А когда узнает, что сестра погибла...

     – Не хорони раньше времени! – сурово, как никогда, ответил Вилхе. – Завтра же начнем поиски! И это не обсуждается!

     Кедде фыркнул, но спорить больше не стал: наверное, был уверен, что у них ничего не получится. А Джемма, присутствовавшая при этом разговоре, напротив, вознесла Создателям самую жаркую молитву, чтобы те позволили им найти сестру Харде живой. Довольно уже драконыши страдали из-за человеческой жестокости. Слишком несправедливо, чтобы им пришлось гибнуть еще и без их помощи.

     На разведку Джемме предстояло привычно отправиться одной. Однако, оставаясь при всей своей порывистости вполне здравомыслящим человеком, она понимала, что на месте ловушки может найти тело сестры Харде и откровенно побаивалась такого исхода. Если бы кто-то отправился в поход с ней! Но Кедде даже слышать об этом не хотел, Кеола явно вообще забыла, как принимать образ ящера, а Харде Джемма в расчет не брала: мал еще, да и дело предстояло невеселое.

     Тогда-то ей и пришло в голову позвать с собой Арве. Они в последнее время сдружились, хотя Хедин, скажем прямо, не давал особой возможности, загружая мальчишек от рассвета и до заката. Но Джемма все же изыскивала способ, чтобы пообщаться с новым другом. Была, наверное, у драконов какая-то особая связь, потому что точно такую же тягу Джемма испытывала и к Дарре, и к Кедде, и даже к Кеоле, сколь бы та ни считала себя человеком. Это не были какие-то особенные чувства, а лишь очень теплые и абсолютно правильные.

     Не то, что к Эдрику. Когда в душе вдруг появлялось смятение, и оно то мучило, напоминая, кто она и кто он, то, напротив, восхищало и рассыпалось разноцветьем необыкновенных искорок. Джемма, конечно, никогда его не показывала, изо всех сил изображая веселость и дружелюбие, но уже сейчас знала, что будет дальше. Эдрик слишком прочно поселился в ее сердце. И ни у Арве, ни у кого-либо другого не было шанса изгнать его оттуда.



Вера Эн

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться