Когда плачут драконы

Размер шрифта: - +

Глава тридцать пятая: О драконьей ненависти

     Ора смотрела на собравшихся возле дома Кедде ребят с нескрываемым интересом. Все они были ей знакомы: и Вилхе с Хедином, и Арве с Ярке, и Джемма с Кайей, и даже Эдрик с Кеолой. Последняя, кстати, занимала Ору больше остальных. Ее тоже предали близкие, да еще и не друзья, а семья, и Ору очень волновал вопрос, откуда Кеола брала новое доверие. Она ведь и людей не должна была привечать после плена, однако нашла в себе силы начать новую жизнь среди враждебного племени и полюбить дракона. Как же Оре хотелось понять, способна ли она простить что тех, что других. И решить наконец, что ей делать дальше.

     Осенью ей стукнет пятнадцать. Редкий дракон засиживался в отчем гнезде до такого возраста, считая себя достаточно взрослым, чтобы жить самостоятельно. Привязанность к родителям, конечно, не остывала полностью, но переставала становиться чем-то болезненным, и Ора чувствовала это на себе. Вместо того чтобы презреть все опасности и отправиться на другой конец света, где испокон веков летовали драконы, она предпочитала отсиживаться в человеческом городе и ждать их возвращения в Долину. Правда, в глубине души не была уверена, что и тогда захочет вернуться к своему племени. К кому?

     Они никогда не были особо близки с родителями: при семерых детях тем просто не хватало времени на каждого. Оре «посчастливилось» родиться третьей с конца, аккурат между слабой здоровьем сестрой и мальчишками-близнецами, и потому она задолго до нынешнего возраста оказалась предоставлена самой себе. Серьезной помощи родители от нее не требовали, рассчитывая на более старших детей, и все свободное время Ора проводила с соседским мальчиком, быстро ставшим ее лучшим другом. Каких только шалостей они ни вытворяли вдвоем, ни о чем не думая и никого не боясь. И однажды поплатились за свое легкомыслие.

     Берге всегда был решительнее и отчаяннее Оры. Где она предлагала выждать, бросался в бой. Где хотела все взвесить и обдумать, рисковал и побеждал.

     В тот день, когда он впервые попал в плен, они сильно поссорились, и Берге улетел за горную гряду один. И не вернулся.

     Ора почему-то приняла это как данность, не переживая о нем и почти забыв своего лучшего друга.

     Но, когда Берге вернулся, ее радости не было предела. Ора даже не поняла, насколько он изменился. Списывала все странности на человеческий плен и была уверена, что рано или поздно Берге оклемается и снова станет прежним.

     Даже рассказала ему тайну, которую бабка Гудлейв велела хранить во избежание беды. Но Ора не ждала от Берге подлости. Тогда она еще верила в настоящую дружбу.

     А теперь не знала, как вновь посмотреть ему в глаза. Ведь в Долине им обязательно придется встретиться. И Ора очень хорошо представляла, какую боль ей это причинит. И не хотела ее. Лучше здесь, где никто не знал ни о ее дружбе с Берге, ни о том, как он с ней поступил. Не задавал вопросов и не заходился от жалости. Даже Кайя, которой Ора от неожиданности раскрыла душу. И снова выдала свою тайну.

     Ночь потом не спала, стараясь решить, как бы выкрутиться, если эта самая Кайя уже растрепала всем и каждому о ее способности притягивать золото. Проще всего, конечно, было выполнить свою угрозу и сбежать из Армелона, но Ору останавливало необъяснимое желание проверить человеческую девчонку на вшивость.

     И Ора придумала план.

     Каждому новому знакомому она рассказывала о совершенно другом свойстве золотых драконов. Эйнарду, например, наплела, что у нее ледяное дыхание. С Джеммой «по секрету» поделилась своим умением понимать язык зверей. И ждала потом в напряжении, с каким требованием к ней явится градоначальник. Ставку, конечно, делала на золото: все-таки для людей этот металл имел первостатейнейшее значение.

     Однако день шел за днем, и возвратившийся из похода градоначальник заходил, но ни словом не обмолвился ни о плачевном состоянии своего города, спасти который могла только Ора, ни о том, сколь счастлив он ее появлению в Армелоне и как сильно надеется, что ей здесь понравится и она решит остаться. Пообещал только, что сделает все, чтобы ее собратьям не пришлось больше маяться в рабстве. И Ора почему-то ему поверила.

     А потом дала шанс его жене, пригласившей ее пожить в их доме. Ора к тому времени уже совсем поправилась, и занимать место в госпитале ей было не положено. Эйнард, правда, даже намека себе на это не позволил, догадываясь, вероятно, что выбора у Оры особо не было, но она и сама все понимала. Старалась в счет платы помогать с больными и размышляла над дальнейшей судьбой, склоняясь к тому, чтобы отправиться в Долину и там дождаться возвращения драконов. Предложение Ильги было весьма неожиданным и в первый момент показалось Оре тем самым ответом на вопрос о болтливости Кайи и корысти ее знакомых. Но в глазах у Ильги было столько теплоты и странной необъяснимой грусти, что Ора почувствовала искреннее желание принять приглашение.

     – Не думай, что во мне жалость взыграла или что я одолжение тебе делаю, – улыбнулась Ильга, правильно поняв сомнения Оры. – Уж больно споро ты с делами управляешься: не хочется такую помощницу терять.

     Так неожиданно Ора обрела и дом, и занятие. Ей нравилось трудиться в госпитале, чувствовать себя нужной. Целить людей, как Дарре, у нее, правда, не получалось, но вот рецепты всяких снадобий Ора запоминала махом и презирала лень, стараясь каждую секунду посвящать делу. Даже не думала, что приносить пользу – пусть и вроде бы ненавистным людям – окажется столь приятно. Но никто ее не обижал, не пытался унизить, не швырялся оскорблениями, хотя по Ориным глазам, столь же золотым, как и волосы, дракон угадывался несомненно. По всему выходило, что Кайя говорила об армелонцах правду. Как и освобожденные от рабства соплеменники Оры. В отличие от драконов, люди вовсе не испытывали оголтелой ненависти к ящерам. Да, среди них были жестокие изверги, которым доставляли удовольствие чужие мучения, но такие были и среди драконов. Ора лично знала тех, кто хвастался убийствами и поджогами. Но тогда она думала, что они поступают правильно. А теперь уже не была в этом столь же уверена.



Вера Эн

Отредактировано: 07.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться