Когда погаснут звезды

Размер шрифта: - +

Часть 10

В это время Председатель правительства  Иван Александрович Салтыков, еще несколько раз набрав номер телефона Полины Карпиной, и не получив ответа, задумчиво смотрел в телевизор.

Очередной репортаж на тему отравления ее отца, Валерия Карпина.

Салтыков просил своих подчиненных собрать максимальное количество информации по этому случаю. Он хотел понять, насколько этот инцидент обойдет его стороной. Да, он присутствовал на встрече с Валерием в тот день. Но он был не один. И, кто бы мог подумать, что случится этот несчастный случай. Существовала большая опасность, что его встреча с Валерием Карпиным будет предана огласке. Это будет ужасно, если Президенту станет известно о его отношениях с представителем альтернативных течений, с его конкурентом. Ситуация в стране и так неспокойная.

С экрана корреспондент, стоящий на фоне Бизнес центра «Централ Сити Тауэр» на Овчинниковской, набережной рассказывал:

— Вот результаты неофициального расследования, предоставленные студенческим другом Карпина, его деловым партнером Владимиром Нетребко. Валерия Карпина могли отравить радиоактивным полонием-210, который, до этого доставили с Балаковской АЭС, в специальном контейнере, после чего он был похищен.

Владимир Нетребко, задействовав свои связи, получил от не названного им источника копии трех документов, свидетельствующих об этом. Человек, приславший документы, объяснил Нетребко: «Балаково — это операция прикрытия происхождения полония. Балаковская АЭС использовалась исключительно для сокрытия конечного получателя радиоактивного изотопа».

Неужели правительство замешано в этом деле, — думал Салтыков. Ему ничего не было об этом известно.

— Среди обнародованных копий документов товарно-транспортная накладная, путевой лист и отрывной талон к нему. Копии документов были переданы Владимиром Нетребко следователям, которые сейчас проверяют их подлинность. Если она будет доказана, это станет свидетельством причастности российской спецслужбы к гибели бизнес-магната. Повторяю, это неофициальная версия.

О содержании документов в нашем интервью расскажет сам Владимир Нетребко.

Декорации на экране сменились. В кадре оказался красиво обставленный кабинет. В центре кабинета, за столом показался невысокий человек в деловом костюме с галстуком. Седые волосы его были всклокочены. Вид был расстроенным. Было видно, что он не спал несколько суток.

Премьер узнал его. Полина говорила, что Владимир Нетребко был влюблен в ее маму. Он часто бывал у них, когда она еще жила с отцом. Этот человек начал свой рассказ.

— Мы очень благодарны отважным людям, рискнувшим жизнью и скопировавшим такие документы столь оперативно. Небольшое промедление могло бы привести к тому, что тайна навсегда останется нераскрытой. Атомная станция принадлежит «Росатому», то есть гражданской организации. В Москве этот контейнер был сдан под расписку сотрудникам научно-исследовательского центра ЦНИИ ФСБ. Если эти документы — подлинные, то они показывают, что контейнер с полонием был передан из «Росатома» в ФСБ. А перевозку контейнера осуществляла специальная воинская часть, которая базируется в Ярославле.

Документы представляют собой путевой лист для водителя этой воинской части, некоего старшего сержанта, и товарную накладную, из которой по кодировке контейнера следует, что там находится полоний, произведенный в Сарове, бывшем ядерном центре Арзамас-16. Если это все правда, то это очень сильно добавляет аргументов к версии, что ФСБ стоит за отравлением Карпина, а значит, это государственное преступление. Это был не какой-то украденный полоний, а полоний, вполне официально переданный.

В кадре снова появился ведущий. Это событие и только что озвученные факты сейчас прокомментирует приглашенный эксперт, следователь федеральной службы безопасности Ольга Владимировна Исаева.

Ольга Владимировна, у Вас будут какие-то комментарии?

Совпадение маловероятно, на наш взгляд. Полоний — достаточно редкая вещь. И то, что он поступил в ФСБ буквально за два месяца до убийства, указывает на это. Но мы должны понимать, что это, косвенная, непрямая улика. В этих документах указаны фамилии, по крайней мере, восьми человек — шофера, офицера охраны, двух сотрудников достаточно высоких должностей на самой Балаковской АЭС. К тому же, все равно это копии, не подлинники. Они не могут быть доказательствами. А подлинники где-то там лежат. А без подлинников все наши рассуждения, всего лишь домыслы, которые не основываются на фактах.

— То есть вы ставите под сомнение подлинность этих документов?

— Главное сомнение, которое высказывается в отношении этих бумаг, что никто из гражданских экспертов никогда не слышал о подразделении, которое называется «Главный резерв ФСБ». А именно к этому подразделению и приписана та спецмашина, которая, согласно накладным, перевозила груз. Главный резерв ФСБ, как утверждает наш источник — это сеть из нескольких воинских частей, расположенных в разных стратегических местах России. Там находятся так называемые склады специального хранения, где хранится оружие и оборудование для того, чтобы всё это можно было в любой момент задействовать в случае необходимости. Но о нем, действительно, судя по всему, никто из гражданских экспертов не слышал.



Ева Андреа

Отредактировано: 04.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться