Когда приходит время

Глава восьмая

Глава восьмая

Владислав

 

- Саш, сейчас ночь. Давай утром я сам тебя отвезу, - предложил я, аккуратно вынимая из её рук планшет. Честно говоря, я не понимал, зачем ей карта. Её поведение в купе с чувствами, казалось очень странным, и беспокоили меня не на шутку. Я ощущал её боль, смятение и решимость. Сомнение на доли секунд и это странное объятие, будто бы извиняется.

А после я даже не успел понять, что происходит, как она исчезла. Просто растворилась в воздухе. Будто бы её и не было тут.

Что за чёрт!!! Как это понимать??? Где она? – вот о чём я думал, вскочив на ноги и озираясь по сторонам. Мой отец был не менее удивлён, чем я.

- Она и правда исчезла или мне это показалось? – неожиданно сиплым голосом спросил отец. Перевёл взгляд на него и немного завис. Толи он пытался сесть, толи встать, но в любом случае он не сделал ни то, ни другое. Просто стоял в полусогнутом положении и ошарашенно смотрел в место, где только что сидела Саша.

Я растерялся. Не знал, что нужно делать, поэтому, просто присел и глубоко вздохнул. Как это всё понимать? Слова отца, пророчество, реакция Саши и это исчезновение?

- Да, действительно исчезла, - сказал, скорее для себя, нежели отвечая на вопрос отца.

- Прихватив твой телефон? – хмыкнул отец. – До неё можно будет дозвониться, как думаешь?

- Нет. – Резко отрезал. – Не нужно на неё давить, она сегодня достаточно много узнала. Ей наверняка нужно обдумать всё это.

С этими словами поднялся на ноги и не оборачиваясь вышел из дома. Не знаю, что именно, но это тянуло меня в мою квартиру. Да и звонить на свой номер Саше, из этого дома не хотелось. До квартиры добрался словно в тумане. Зайдя, первым делом, прошёл в гостиную и взял трубку домашнего телефона.

А после, остановился в нерешительности. Вдруг, она выключила телефон? Или не поднимет трубку? Страх закрался в мысли и тугим узлом сковывал дыхание.

И всё же я позвонил. Долгие гудки сменились тишиной. Она взяла трубку. Но я не знал, что нужно говорить. И она молчала.

- Любимая, - неуверенным голосом начал, побаиваясь, что она бросит трубку. Её не было рядом, но я чувствовал, что она нервничает, а ещё ей было больно, пустота какая-то чувствовалась и что-то ещё. Такого раньше не случалось, но сейчас я был уверен, что это именно её чувства. – Как ты?

Всхлип.

- Милая, скажи мне где ты. Я приеду за тобой. – А в ответ только всхлипы и по-видимому, она ели сдерживалась, чтобы не зарыдать. – Просто скажи, где ты. Слышишь. Я приеду за тобой.

Она не говорила ничего, но и не бросала трубку. Это вселяло надежду, и я продолжил:

- Милая, просто, доверься мне. Я лишь хочу помочь.

Я ещё что-то говорил, не помню, что именно. Кажется, про то, как сильно я её люблю, и то, что не смогу пережить, если потеряю её снова. Она рыдала, а моё сердце сжималось от боли. Осознание своего бессилия сдавливала рёбра, не давая нормально дышать. И вместе с этим на меня волнами накатывали её чувства.

После ещё одной, довольно сильной, волны эмоции, взгляд помутнел. Из-за этого я не сразу заметил, как в центре комнаты появилось расплывчатое нечто, которое вскоре приобрело, до боли знакомое и родное очертание.

Так быстро я ещё никогда не передвигался. И только сжав её в своих руках, позволил себе вздохнуть. Она прижалась ко мне сильней, и я понял, что теперь всё будет в порядке.

Я нужен ей, а она мне.

До сих пор, она ни разу не сказала, что любит меня. Да я слышал её чувства и знал, что ей не безразличен, но именно в этот момент понял, что даже если она никогда не скажет, что любит меня или перестанет испытывать ко мне эти чувства, я всё равно буду её любить. Не смогу иначе.

Не знаю, сколько мы так простояли, может час или больше. Когда пришёл в себя, аккуратно отстранил Сашу от себя и смотря прямо ей в глаза, вытер слёзы на её щеках и подхватил на руки. Она выглядела очень уставшей, поэтому уложил на кровать. Лёг рядом и прижал её к себе, крепко сжимая обеими руками. Да, я боялся, что она снова исчезнет.

Редкие всхлипы сменились на мерное дыхание. Она уснула.

«Вот и правильно, все разговоры подождут до завтра» - было последней мыслю перед тем, как погрузится в дрёму.

 

Александра

 

Собраться было довольно тяжело. Незнакомое место, слишком большое расстояние, смешанные противоречивые чувства, с которыми начала перемещение, сыграли немалую роль.

На улице было темно и холодно. Я обрадовалась, что додумалась взять телефон. Включила фонарик и дрожа от холода, отправилась искать. Артур Викторович не соврал, поэтому я быстро нашла то, что искала. На мраморных плитах, аккуратным почерком были выведены имена и дата смерти моих родителей.

До сих пор, я не позволяла себе верить в то, что их действительно нет. Предпочитала думать, что они в бегах, прячутся где-нибудь, за границей или в глуши. Но эти надписи… они подводили черту. Я не могла дальше позволить себе верить в подобное. Это был конец. Здесь и сейчас, я просто, потеряла надежду их снова увидеть. И это было больно. Обидно. И вообще…



Жанна Чиржикова

Отредактировано: 08.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться