Когда распускается горецвет

Размер шрифта: - +

4.1

Народ, навострил уши, но привычного цокота подков по булыжникам мостовой не доносилось. А потом раздались странные возгласы вместе с ахами от тех, кто занял места ближе к воротам. Всем не терпелось рассмотреть, кто прибыл следующим. Самые нетерпеливые из зевак начали привставать на мыски, опираться на чужие плечи. Разумеется, сразу нашлись недовольные: кому плеч было жалко, кому-то высовывающиеся головы закрывали обзор. А еще нашлись желающие, которые вроде того юного горниста полезли на фонарные столбы.

-- Эй! Вы чего делаете? – окликнул таких ловкачей городской стражник, следящий за порядком на этом углу улицы. – Не шалить! Слазьте, говорю. Расшатаете мне столбы, масленые колбы повредить можете, ироды, а потом ведь с жалобами в ратушу пойдете, что  фитили горят через один. Эй! Кому говорю?..

-- Да погоди ты! – отмахнулся от него солидный с виду горожанин, а туда же – забрался на фонарный столб. – Не дергай меня за сапог…

Стражник точно стащил бы мужика, одетого в добротный зипун, на мостовую, да тут вся толпа разом заколыхалась и захрипела, вот стражник и выпустил дядьку из рук.

-- Гляди! Это что за звери? – так и подался вперед купец.

-- Не знаешь разве?! – хохотнул горнист. – А еще, поди, с товарами везде ездишь!..

-- Горожане! Народ! А я знаю! – радостно закрутил головой молодчик, один из сидящих на столбе. – Я студент академии. Нам и про зверей преподают. Так это есть верблюды! А в центре слон. И на нем беседка, а в ней…

-- Младшая дочь шейха Сухрейна, несравненная Мамика аль Табу! – возвестил едущий на первом верблюде глашатай.

Мелкий полуголый мужчинка, был гибок телом и черен как головешка. На крупном двугорбом звере почти и не виден был, но глотку точно имел луженую. И народ так и пожирал его глазами. Его и воинов сплошь в доспехах, что тоже ехали верхом на верблюдах. А больше и смотреть ни на что не получалось. Потому что шатер-беседка, который чуть покачивался на спине серого слона, был наглухо закрыт. Да, цветные яркие его материи радовали глаз, но девушка даже кончиков пальчиков или мыска туфельки оттуда не высунула.

-- А им не положено лик свой никому показывать, -- пояснил потом студент. – Женщин Сухрейна имею в виду. Они и по улицам почти не ходят - все больше дома сидят. А если выйдут, то в сопровождении мужчин рода и все по глаза замотанные в плотные ткани.

-- Да ты что?!..

-- Точно говорю. Мы проходили.

-- И как же наш генерал эту невесту сможет рассмотреть тогда?

-- А не знаю. Может, они во дворце как-то договорятся с ее сопровождением?

-- Вот и раз! Надо же!.. Я бы втемную не стал на ней жениться…

-- А тебе и не предлагают! – загоготал весельчак подмастерье.

-- Тихо вы! – цыкнула на него торговка пряниками. – Сейчас последняя невеста поедет. Слышите? Это подковы лошадей снова по булыжнику гремят. Нашу княжну везут. С севера-запада.

-- Откуда знаешь? – спросил купец. – Не видать же еще никого.

-- А больше и некого ожидать. Все остальные невесты или раньше прибыли во дворец, или только что проехали, -- уверенно заявила тетка. – Я знаю, я всех на этой вот улице наблюдала.

-- Если кони сейчас будут вороными  с черными длинными хвостами и гривами, то точно из княжества Захрейн. Ведь этих знаменитых скакунов именно там разводят, -- внес свою лепту в разговор хозяин мясной лавки, сложил сильные ручищи на груди и приготовился ждать.

-- Точно! – закричал уже через пару минут со столба вихрастый горнист. – Они! Вижу!

-- Во! А я, что говорила? – подбоченилась баба с пряничным лотком. – Княжна Лючия только еще во дворец и не прибыла!

И каково же было удивление зевак, что эта молодая особа ехала не в карете, а верхом. Грациозная красавица восседала на лоснящемся вороном жеребце. Конь, по всему, был норовист, но девушка с ним запросто справлялась. И тонкая ее ручка довольно уверенно сжимала поводья.

-- Разве же так положено являться невесте? – высказал кто-то в толпе сомнение.

А легкий утренний ветерок играл медными прядями волос Лючии, теми, что выбились из прически и разлетелись по хрупким плечам.

-- Какие красивые волосы, -- восхитился студент. – Яркие! А в лучах Кохоса так и искрятся.

-- Эка невидаль, рыжая! – хмыкнул подмастерья.

-- Эй! Ты сейчас о княжне Захрейна говоришь, остолоп, -- одернул его стражник.

-- Да нет же, она красавица, -- продолжил горячо спорить все тот же студент. – Посмотрите, какие у нее синие глаза! Они ярче, чем бархат дорожного платья…

Делегация этого северо-западного княжества уже давно скрылась из вида, а молодые люди еще продолжали обсуждать девушку.

-- А я говорю, что она больше других подходит нашему генералу в жены!..

-- С чего бы? У меня совсем другое мнение…

И многие уже начали расходиться, как с крепостной стены послышался тот самый сигнал трубы, который недавно выдувал горнист. Вот оно, сам виновник столпотворения в столицу Спартокса пожаловал.



Клара Колибри

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться