Когда сознание - поток частиц

Размер шрифта: - +

Глава 9 Резонанс инфочастиц

Датчики прилипли с легкостью, срослись и покрыли кожу родинками. Пот сочился из пор, толкал их, как прилив морских волн, отчего клипсы съеживались от давления.

Эд увернулся от удара, сосредоточился и отпрыгнул от подножки, отбросил усталость и отпрянул от взмаха ногой. Движения чередовались быстро и изнурили. Выпад и Эд повалился, ударился потной головой о резиновый пол и застрял, тело ленилось и бунтовало. Хэк в экстазе. Бой с Эдом его всегда интриговал, ведь парень не вёл себя как обычный дарссеанин.

– Здорово, что ты решил ловкостью сжечь пару моих калорий, но хотелось бы больше азарта и агрессии.

– У тебя многолетний опыт, – оправдывался парень, приподнимаясь, – а у меня сколько? Недельный?

– Чуть больше.

Эд выдохнул, рывок с вдохом и он на ногах, подпрыгнул и теперь на шеи Хэка, обволок её ногами и увалил того на пол. Спина старика заныла, но он отпихнул парня и поднялся.

– Признаться, не думал, что акробатика тебе лучше подойдет, – говорил Хэк, когда Эд поднимался на трясущиеся ноги. – Обычно это выбор брасианок, они гибкие, элегантные. С дарссеанином мне уже приходилось сражаться. Он силен, агрессивен, в меру ловок, зато мог бы утрамбовать меня в легкую.

– Сомневаюсь, что силой я тебя уложу, – намекнул Эд.

Парень сделал ложный удар, приблизился и сконцентрировался, схватил старика и приготовился перекинуть его через спину, но тот провел между руками, столкнул их и пнул его кибернетической ногой. Эд застонал.

– Ты не забыл, что я брасианен? Некоторым броскам я обучал самок.

– Эй, – крикнул им Изот, когда вошёл в зал. – Что вы делаете? Через два часа конференция, – потом он удивился и намного выразительнее, чем когда-либо мог робот. – Ты что вытворяешь! Он ещё не совершеннолетний!

– Да я не сильно, – испугался Хэк.

– Тебе разрешили его тренировать, а не избивать! Он должен быть в сохранности. Ясно! Он как исчезающий вид, чем больше оберегаешь и сюсюкаешься, тем лучше.

– Остынь, в последний бой полезно побывать самцом.

Эд вышел из ринга, сел на скамейку. Его тело пылало, щёки раскалились. Он отцепил ремни. Взялся за датчики и припомнил, как каждый раз с трудом их отдирал и растирал покраснения. Но потом Хэк подсказал одну хитрость. Он нежно погладил их по-резиновому пузику, тогда клипсы отцепились. Хэк сел рядом, когда Изот вышел за дверь.

– Не обижайся, но, по-моему, ты пока не боец.

Они усмехнулись вровень.

– Похоже, что за неделю даже приблуды меня не обучат.

– Расслабься, никого не обучат. Статистика потвердела.

Эд остыл в холодном душе, и вместе с жаром ушли переживания. Он сосредоточился на деле, опустил неуверенность. Часа не прошло, как уже переоделся и посвежел. Изот его ожидал. Они молчали, когда шли, недомолвка кралась поблизости. С Изотом он чувствовал себя некомфортно. Подсознательно хотелось, чтобы робот шел дальше от него и не где-нибудь сзади, а спереди, причем на расстоянии или лучше бы в невидимости, если на такое способен. Хотя Эд понимал, что обижаться не на что. Как говориться: "Он сам подписался".

Рарказ заранее выставил параметры костюма, просмотрел внутренние инфоцепи, Изот предусмотрительно его проверил. Недели тестирования оправдаются сегодня, либо покроют позором. Поэтому они идеально подготавливались.

Хэк изменился на глазах, хотя его серьезность и брутальность подходила к седине. Он подбросил всех к площади на служебной машине. Вышел вальяжно, в броне и с парализатором, открыл двери Рарказу. Ученый поднялся, опустил взгляд. Она могла слиться с черным лимузином, но рослые дарссеане как-будто подсвечивали неоном. Эд вышел из машины и пересекся взглядом с Ирмой. Брасианка улыбалась, той ухмылкой, которая в тайне тревожила лишь одного; она сверкала игриво-золотистыми глазами, окантованных насыщенно-черной замшей. На её фоне Хэк напоминал застиранное бельё; при его виде мысли о старости могли поглотить печалью. Только Эд в той улыбке читал высокомерность и хищность, а ещё неимоверный восторг. Последнее его больше всего напрягало. Ограничитель пронзил током позвоночник и освободил от параной.

– О нет, Ирма, – поздоровался Рарказ, смотря на неё укоризненно, ухмыляясь, и похоже воспринимал брасианку как близкого друга, но не начальника. – Зачем же ты нас ждешь?

– Не юли, – настояла она и подошла к Эду. Брасианка начала рассматривать его, оценивать костюм. Эд ощутил себя домашним питомцем, которого выставили на конкурс. А судя по тому, что жюри конкурса брасианка, его шкура пройдет жёсткий отбор. – Ты сказал, что он работает, – обратилась она к Рарказу и отвернулась, нервишки Эда расслабили тески. – Я рада, в кой-то веки ты отлепишься от нулевого потока и сосредоточишься на более важных делах. На своём обещании!

И брасианка снова смотрела на Эда и костюм. Но взгляд Рарказа не отличался. Они словно вдвоем шли по ветру мыслей. Их желание – руки, которыми они держатся и не отпускают, оно объединяло сильнее долгой дружбы.

– Без Эда я бы не смог запустить прототип, – вдруг сказал ученый, когда она смотрела на парня. Ирма сменилась во взгляде, развернулась, – и Изота, безусловно.

– Идём, хочу поговорить.

Рарказ намекнул, и Изот остановил Эда. Робот понял, что они сейчас должны остаться наедине. Ученый пошел с Ирмой к трибунам, один дарссеанен поздоровался с Хэком, и телохранители последовали за хозяином.

– Рарказм с ней так близок, – подметил Эд, когда они шли за Хэком. Парень не видел, куда его ведут, ведь взгляд не сходил с Ирмы.

Изот отстал от старика и прошептал:

– Рарказ среди разработчиков технологии бесполого размножения. Теоретически он может сойти ей в отцы.



Татьяна Юрэй

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться