Когда спящий проснётся

Размер шрифта: - +

Часть 1. Юлия. Глава 2

 Я стояла по колено в снегу. Лес кругом. Зимний лес. Солнышко садится, деревья отбрасывают на дорогу длинные тени... ну, вероятно, это дорога, пусть  и заснеженная. Низкие тучи грозят наползти на закатное солнышко, сожрать его и снова расплеваться снегом.

 Я моментально замёрзла, в своих джинсах и куртке. И ноги в кроссовках промокли. Снег влажный. Значит, температура около нуля. Но этого вполне хватит, чтобы околеть посреди зимнего леса.

 Я пожала плечами и пошла по дороге. Глупо стоять в сугробе и ждать неизвестно чего. Тихо кругом, так тихо... в зимнем лесу всегда так тихо? Через пятнадцать минут я выбилась из сил. Тяжело брести по колено в снегу.

 И тогда в этой тишине я услышала какой- то звук. Обернулась и стала ждать. И дождалась- из -за деревьев показался всадник. Человек на лошади, с ума сойти. Он приближался, а я его разглядывала. Рукавицы, шапка, шуба... нет, скорее, плащ меховой с прорезями для рук. Меч. Лошадь светло- серая, большая такая, мощная, как бегемот. Всадник догнал меня. Торомзнул лошадь и с минуту задумчиво меня созерцал.

- Там ваши следы.- Сказал, наконец.-  Вы возникли на дороге, появились из ниоткуда и пошли. Вы ведьма?

- Да нет. Холодно тут у вас...

- Странно.- Сказал он.- Я не пьян. Хотя, пьян, конечно, но не до такой степени. Обычно мерещится всякая дрянь и нежить. Но впервые- баба в штанах. Может, это знак свыше? Что пора завязывать?

- Пить вредно. Вы разве не знаете?

 Я подула на ладони, согревая.

- Холодно.- Повторила ещё раз.

 Он нагнулся, поднял меня за шкирку и усадил перед собой, боком.

- Зима.- Пожал плечами. И мы поехали.- Не по погоде Вы одеты, дама.

- У нас осень. Октябрь. Снега ещё месяца два не будет.

- Как вы сюда попали?

- Понятия не имею. А тут холодно, снег и лес кругом...

 Он снял плащ и набросил мне на плечи, завернул меня с руками, как ребёнка. Снял рукавицу, обшитую серой, тусклой сталью, осторожно дотронулся до волос, до щеки...

- Живая. Тёплая. Духами от вас пахнет. Надо же, найти такой приз в собственном лесу. Что мне теперь с вами делать?

- Не знаю.

- Отвезу к себе. До моего замка не больше пяти тавов. Если не начнётся метель, через час вы будете греться у очага. Как Вас зовут, дама?

- Юлия.

- Ни разу не слышал такого имени. Барон Ларс, владетель земель сих, к вашим услугам. Это ничего, что я так пьян, дама Юлия?

- Да ничего.- Улыбнулась я.- И, вобщем- то, у меня нет выбора, правда?

 Глаза у него серые. Нос прямой, но в переносице ломаный не раз, это видно. На левой щеке шрам. Морда небритая. А больше мне ничего особенно и не разглядеть. Кроме того, что на нём кольчуга, такая куртка, сплетённая из проволоки, с широкими пластинами на груди. Я начала согреваться. В его плаще было тепло. Лошадь пахла странно и не  очень приятно, видимо- лошадью. От Ларса смертельно разило перегаром. Он меня обнимал и мы ехали так.

- Вы рыцарь?- спросила я.

- Разумеется.- Пожал он плечами.

- И у вас есть настоящий замок?

- Смиренно прошу вас быть гостьей в нём, дама Юлия. Простите за столь бесцеремонное обращение...

- Да ладно.- Сказала я.-  Всё нормально. Не считая того, что я спокойно легла спать у себя дома, а проснулась неизвестно где. И, судя по тому, что вы рыцарь- неизвестно когда. Где -то в прошлом. В далёком прошлом, лет на шестьсот. Никогда, знаете, не видела раньше живых рыцарей. Я и лошадь- то живую могу потрогать сейчас первый раз в жизни. Наверное, я сплю и Вы мне снитесь. Хороший сон, хоть и слишком холодный.

- Тогда выходит, что Вы мне тоже снитесь.

- Почему Вы напились?- спросила я.

- Да сам не знаю.- Хмыкнул Ларс.- Как -то так выходит, что я постоянно пьян. Странно даже, сам удивляюсь. Как приехал домой, с полгода уже- так и пью...

- Это плохо.

- Да сам знаю, что плохо. Да только отвык я от дома, понимаете? Совсем отвык. Забыл всё начисто. Жизнь мирную забыл. Я, дама Юлия, двадцать лет на севере провоевал, так что уж извините, что придворного этикета не соблюдаю, забыл, опять же, одичал... Вот, подал в отставку, обрыдло мне всё, сил нет, и вернулся домой. А тут тоже... Не приспособлюсь я никак к мирной жизни. Не умею. А дел столько... отец болен. Мать умерла. Сестра замужем за хамом. Соседи обнаглели. Замку ремонт нужен, стены сыплются. Твёрдая рука нужна... моя. Братец мой ни к чему не способен. Нет, он славный малый, его все любят- но бестолочь. Я старший, в конце концов. Пора надеть дубовую корону и навести здесь порядок... А у меня душа не лежит. Не пойму никак, как же жить теперь. Не могу найти себя в этой жизни...

- Чеченский синдром.- Кивнула я.-  Понятно, в общем. Завязывайте пить, дорогой мой, и срочно принимайтесь за работу. Да за любую. Ремонт начните, что ли... надо, чтобы постоянно голова была занята, понимаете? И не пить, категорически. И всё устроится само собой. И ещё- заведите семью. Жена, дети... это тоже здорово помогает. Вам надо влюбиться, вот.

- Я уже. Вы не против быть дамой моего сердца?

- Вы мне снитесь.- Заметила я.

- Вы мне тоже. А во сне всё бывает, правильно?

- Хватит паясничать. Я серьёзно, барон. Что, в соседних... как это сказать- имениях?- нет ни одной смазливой дочки- племянницы? По -моему, за рыцаря замуж любая галопом поскачет...

- Смазливые есть. Но глупые... до тошноты. Кривляются, изо всех сил подражая столичным модам пятилетней давности. В конце концов, о чём можно разговаривать с девицей шестнадцати лет от роду? Я слишком стар для этого. Мне тридцать девять.

- Разве это старость?

- Для того, чтобы тренькать на барроте под окнами и сочинять стишки- да, Юлия. В моём возрасте не влюбляются, отнюдь. Просто принимают обдуманные, трезвые решения. Чему Вы смеётесь?



Анна

Отредактировано: 25.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться