Когда талант смеется

Размер шрифта: - +

7 глава. Первый день в академии Инзениум

Я не хотел быть космонавтом и вообще свою жизнь как-то с космосом не связывал. Но то ощущение невесомости, когда мурашки бегут по коже, потому что ты не ощущаешь веса тела...

Невероятно...

Это лучше, чем полет.

Это пустота.

Это то, что тебе неподвластно.

Это космос...

Я вижу Солнце. Оно раскаленное, горячее, желтое, красное, кровавое.

Я вижу Землю. Она маленькая, цветная, синяя, зеленая, белая. 

А вокруг все черное... и нет у этой вселенной дна.

А потом я перестаю летать в космосе. Просто висну на грани и вишу в пустоте. А это мне уже совсем не нравится... Невесомость пропадает.

Кто-то хватает меня за ногу и с нечеловеческой скоростью тянет на Землю. Пролетев несколько миллиардов лет за несколько секунд, я все ожидаю удара. Но удара нет. Я просто вылетаю через что-то вязкое и густое.

Дыщ!

В этот миг мой нос решает обняться с полом. Как нормальный человек, охаю много, ругаюсь долго, раздаю проклятья направо-налево, трогаю нос, кручу в разные стороны и только потом оглядываюсь. Я лежу на теплом красном ковре в комнате, играющую роль чайной. Здесь стоит диванчик, стол, неподалеку плита, шкафчики. И никого.

А сзади зеркало. Одно.

Вот откуда я вылетел.

Подхожу к столику. На нем – кружки, цельный хлеб, блюдца, но чай не налит. Кажется, кто-то хотел попить чайку, но что-то помешало.

Раздается мяуканье. На стуле лежит черная кошка и зелеными глазами глядит на меня. Мы смотрим друг на друга почти минуту. Та лениво осматривает меня с головы до ног.

Не люблю кошек, собаки лучше.

– И что? Даже не поздороваешься? – раздраженно спрашивает кошка.

Действительно, что же я так? А та, облизнув лапу, снова спрашивает:

– Я даже не феникс, вы же обычным кошкам не удивляетесь, а я-то в чем виновата?

Не отвечаю.

– Первый раз с кошками говоришь?

Что вы, каждый день по нескольку раз.

– Первый, – киваю.

– Вот оно как, – кошка с интересом наклоняет голову, – а теперь?

– Что теперь? – не понимаю.

– Привык?

– Ээээ...

– А сейчас?

– ...

Вряд ли мы с ней подружимся.

– Есть немного. Но необычно.

– Ну, давай знакомиться, – и спрыгивает со стула, – я Мирьяма, тотем учителя видений, Зарины. Весточку уже послала, сейчас к тебе придут. Ну и нашел же ты где выйти. Как звать-то?

Тотем?

В памяти всплыл говорящий ворон и слова Атлахта: «Это мой тотем, ворон Сиг».

– Ахилл.

– Фамилия?

– Гульран.

– Странная она какая-то, – протягивает кошка, – на женское имя похоже.

– Есть такое.

«Есть такое» – передразнивает кошка со смешно-серьезным лицом.

– Военный, что ли? Гей? Фетиш на женские фамилии? 

Говорят, кухня самое опасное место в доме. Там как раз ножик на столе лежит...

– Раньше старшинство рода по матери передавалось. Вот и фамилия от прапрабабушки, – поясняю я.

– Ааа... Матриархат, – кошка прохаживается еще немного и снова обращается: – Что-то ты поздно, набор вроде давно закончился. Да и обычно не сюда учеников выкидывает. Хотя кто ее, эту судьбу, блин, знает.

– За мной скоро подойдут?

– Скоро, скоро. Зарина уже рядом, я чувствую.

Дверь открывается.

– Он здесь? – спрашивает молодая девушка в очках и белом халате. Ее волосы стянуты в высокий хвост. У нее серьезное лицо, немного кривоватый нос и большие глаза.

Врач?

– Здеся, здеся, – зевает Мирьяма, – забирай его и поменьше слушай Церизи.

– Он сам сказал, что появится из комнаты истории, – недовольно отвечает Зарина.

– Мало ли, что он говорил. Чутью, говорю, доверяй. А ты, эх, – махнула лапой Мирьяма, – даром тебе этот Церизи нужен. Но нет, любовь, любовь, ах...

– Мирьяма, – грозно предупреждает Зарина.

– Да, да, я уже как пятую жизнь Мирьяма.

– Оставшиеся четыре не жалко?

– Люблю приключения, – отвечает кошка и грациозно выходит с комнаты.

Девушка в халате улыбается и протягивает руку.

– Зарина Роти, учитель видений. Добро пожаловать в академию Инзениум. Ахилл Гульран, верно?

– Ага, – жму руку в ответ.

– Идем, нас уже ждут.

За дверью стоит Мирьяма, которая, несмотря на свой вес, с легкостью запрыгивает Зарине на руки. Закрываем дверь и идем по темному коридору. Кошка Мирьяма лежит на плече Зарины Роти и немигающим взглядом смотрит на меня.

– А ты часто с учениками препираешься? – интересуюсь я.

– Есть такое, – мурчит Мирьяма и сворачивается калачиком на плече Зарины, явно намекая на окончание разговора.

Ладно, этот раунд за тобой.

Мы следуем по белым коридорам без окон, и над нами горит искусственный свет. Идем довольно долго, в какой-то момент я забываю, сколько поворотов и дверей мы успели пройти.

– Мы пришли. Волнуешься? – спрашивает Зарина.

Я удивился.

– Из-за чего? Я что-то должен сделать?

– Ну как же? – заламывает руки Зарина, – первый побег из дома, переход в академию, новое место, неизвестность будущего...

– Это мой пятьдесят шестой побег, – я решаю огорошить ее, – академию менял пять раз, в новых местах бывал каждый день, а вот будущее никогда предсказать не мог.

– Эм...

– Но в чем-то вы правы, – призадумываюсь я, – это мой первый удачный побег.



Гаухар

Отредактировано: 19.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться