Когда твой парень - демон Ада

Размер шрифта: - +

Пролог

 Жизнь никогда не была для меня слишком простой и лёгкой. Началось все ещё в раннем детстве. Любимые родители решили, что ребенок им не к чему и просто напросто отказались от меня. Так я впервые оказалась в детском доме, вернее, в доме малютки. Всегда говорят, что малышей забирают куда охотнее, чем взрослых детей. Со мной эта схема срабатывала четыре раза. Первый раз меня удочерили, когда мне было всего два месяца от роду. По правде сказать, так же быстро меня и вернули назад. Я, видите ли, много плакала, не спала ночами, и вообще, рядом со мной творилась всякая чертовщина. Об этом мне уже намного позже, по секрету, рассказала нянечка в детском доме. При этом она всегда добавляла, что крестить меня было нужно раньше, а не ждать не понятно чего. 

После второго в моей жизни отказа меня удочерили только через три месяца. Вернули через полгода. Рассказывали, что женщина, которая стала моей новой мамой, приехала напуганная, со всклоченными волосами и дрожащими руками. Причину отказа она не назвала. 
Третий раз был более удачным, я прожила в семье почти год. Но счастье же не может длиться вечно, не так ли? Если честно, именно с того времени у меня остались кое-какие смутные воспоминания. Например, женщина, называвшаяся моей матерью на тот момент, каждое утро готовила блинчики с шоколадом и заваривала чай. А ещё у них жил огромный рыжий кот, и мне никогда не разрешали дергать его за хвост. 
Что я сделала, чтобы меня отдали, я не помню. Но все та же нянечка, опять же по секрету, поведала, что я якобы навела порчу на своего отца. Каким образом неговорящий ребенок, которому не было и двух лет мог это сделать для меня остаётся загадкой. А ещё, когда меня крестили, все иконы в церкви попадали и свечи потухли. Говорят, батюшка причитал и крестился, а я, маленький двухлетний ребенок, смеялась. 
 В общем, после того раза меня никто не рискнул взять к себе. В моей папке лежало уже четыре отказных заявления. Когда я немного подросла, то начала переживать, что у меня нет родителей. Слава Богу, что в приюте мы все были примерно одинаковы по положению. Нет, конечно, у воспитателей и директрисы были свои любимчики. Я к таковым не относилась. И вроде бы я совершенно неплохо училась, никогда не доставляла больших проблем, не убегала, но ко мне относились так, будто меня нет. 
Моим единственным другом и собеседником была именно та нянечка, Анна Петровна. Ей было уже далеко за шестьдесят, и она единственная, кто меня любил. В праздники она дарила мне небольшие подарки, а иногда приносила вкусные шоколадные конфеты с орехами. Очень дорогие, но кроме них я не ела никаких других. 
Иногда я мечтала, что Анна Петровна сможет меня к себе забрать и мы будем жить вместе. Но мечты так и оставались мечтами. Никто и никогда бы не разрешил одинокой пенсионерке взять из приюта ребенка. Поэтому виделись мы с ней только в ее рабочие смены. 
Но три месяца назад Анны Петровны не стало. Инфаркт – именно так сухо и безжизненно объяснила мне директриса. Я проплакала всю ночь и больше никогда не спрашивала об Анне Петровне. 
В тот день, пять лет назад, мне стукнуло пятнадцать лет. Мне оставалось всего три года и смогла бы уехать из приюта. Но судьба все решила по-своему. Около двенадцати часов дня в комнату, где я жила с ещё тремя девочками, буквально влетела Алла Ивановна, заместитель директора приюта.
- Быстро одевайся, - вежливость никогда не была ее сильной стороной.
- Куда? – я точно знала, что ничего не натворила, поэтому такая спешка была мне в новинку.
- Тебя вызывает Анжелика Борисовна, так что шевелись. И не забудь причесать волосы, - вызов в кабинет директрисы мог быть лишь по двум пунктам: ты что-то натворил или тебя приехали забрать в другую семью. Второй вариант выглядел прямо сказать фантастическим, поэтому я грешила на первый, хотя и не могла вспомнить ни одного своего поступка.
Едва дождавшись пока я причешусь и хоть немного приведу себя в порядок, Алла Ивановна схватила меня за руку и потащила в кабинет директрисы. Я едва не потеряла туфли, чуть несколько раз не проехалась носом по полу, четыре раза услышала, что я  «растяпа и неуклюжая». Наконец мы добрались до кабинета Анжелики. Алла Ивановна внимательно меня оглядела, отряхнула мою юбку, открыла дверь и со словами «я ее привела», втолкнула внутрь. 
Каким образом я не пробороздила носом ковер в кабинете для меня осталось загадкой. Пока я приходила в себя, Анжелика подошла ко мне, ласково обняла за плечи и кому-то очень заискивающе сказала:
- А вот и наша, Лидочка, - в этот момент я решила, что Анжелика сошла с ума. Лизочкой она не называла меня ни разу.
- Да, я ее сразу узнала. Она просто вылитая мать, - справа от меня раздался чей-то женский голос.
И только тогда я поняла, что в кабинете находится кто-то третий. Я внимательно рассмотрела сидящую в кресле для посетителей женщину. Явно высокая, с правильными чертами лица, очень светлыми волосами и черными глазами. Женщина поднялась с кресла и подошла ко мне.
- Здравствуй, Лиза. Меня зовут Метания. Я старшая сестра твоей матери, - ее голос был тих и тягуч. – Я очень долго тебя искала. И вот, наконец, нашла. Я приехала, чтобы забрать тебя домой.
Меня? Домой? Если честно, то я не могла поверить, что это происходит со мной. Что эта красивая женщина моя родная тетка, сестра моей матери, которую я ни разу в жизни не видела. И тогда я решилась задать вопрос, который мучил меня очень давно.
- А где моя мама? 
На миг лицо Мелании омрачила тень. Но, быстро взяв в себя в руки, тетка ответила.
- Твоя мама умерла четырнадцать лет тому назад. Автокатастрофа. Но давай, я все расскажу тебе чуть позже, у нас будет для этого уйма времени. Ты готова ехать со мной? 
- Что, прямо сейчас? – если честно, я все ещё не сильно верила в происходящее.
- Да, я уже обо всем договорилась. Не так ли, Анжелика Борисовна? 
- Конечно-конечно, - закивала директриса. – И хотя нам будет очень не хватать, Лизочки, мы все понимаем, что это большая удача найти своих родственников. 
Я слушала Анжелика с открытым ртом. Интересно, кто же моя новая родственница, если все перед ней так присмыкаются и лебезят? 
Мелания лишь улыбнулась такой понимающей улыбкой, что стало ясно, она все понимает, протянула мне руку, кивнула на прощание деректрисе и вышла вместе со мной во двор. Рядом со входом стоял автомобиль. Честно, я в них совершенно не разбиралась, но уже тогда я поняла, что моя новая родственница совсем не бедная, а весьма и весьма обеспеченная женщина. 
- Ну что, ты готова к новой жизни? – спросила Мелания у меня, когда мы уже ехали в новый дом.
- Готова, - я кивнула и тут же призналась. – Но немного страшно и странно. Ещё утром у меня не было никого на целом свете, а сейчас есть родная тетя, сестра моей мамы. Всю жизнь я мечтала увидеть свою мать и спросить, почему же она меня бросила. Но теперь я не смогу этого сделать. И это все странно.
- Я тебя понимаю. Но поверь мне, Лиза, все что происходит, происходит к лучшему. Значит, такова твоя судьба. А кто мы такие, чтобы ей противиться? 
В этот момент машина въехала в огромные ворота и остановилась у большого дома. 
- Ну вот ты и дома, Лиза, - улыбнулась Мелания.
Я вышла из машина и застыла с открытым ртом. Прямо передо мной стоял самый совершенный дом, который я видела в жизни. И только в этот момент я точно поняла – моя жизнь меняется кардинально. 



Дарья Петракова

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться