Когда умру, я стану снегом...

9

В профучилище заявление на поступление не приняли, аттестат ее остался в поселке, в школе. Хотя его можно затребовать и по письму. Посоветовали прийти завтра, с родителями. Отчаяние затопило в тот момент ее всю. Оставалось всего лишь три места на отделение машинисток.

Люда окончила уже десять классов. Еще бы год в школе и можно  поступать в любой институт. Но куда теперь. У мамы любовь. А у нее — новая жизнь…

Первый день пробегала по городу в поисках жилья и работы. Ночевала в парке на скамейке. Замерзла.

На второй день осознала, что весь ее план и гроша ломаного не стоит, и снова пошла в приёмную комиссию училища. Там напросилась на встречу к заведующему учебной частью. На ее везение завуч оказалась вполне адекватная женщина.

Люда рассказала все, без утайки, выпалила  как пулемёт историю побега и свои мысли по поводу того, что лучше наложит на себя руки, чем вернется домой. Не плакала, нет. Только с усилием сжимала ручку пакета в руках, пытаясь унять дрожащие руки. Завуч выслушала её, не перебивая. Затем сделала несколько звонков, взяла Люду за руку и повела в соседний корпус, в общежитие. За десять минут оформив документы для заселения, решила с комендантом в какую комнату определить будущую студентку. Проводила. Коротко сказала: "Обживайся. За поступление не переживай, оценки у тебя хорошие, проблем не будет."

Ушла, оставив смущенную Людмилу, только начинающую осознавать, насколько на самом деле ей сейчас повезло.

Было радостно. На грани счастья. И это придало сил и уверенности, что она справится. Несмотря ни на какие трудности.

 

*******************

Снег за окном стал сыпать реже, и если бы не шальные воспоминания, то возможно бы и убаюкал своим равномерным и неторопливым танцем. Луна снова освещала маленький двор, оттого он был виден, как на ладони. Ничего особенного — забор из досок, разросшаяся калина в углу, рядом бочка для сжигания мусора, чуть в стороне от бочки — покосившаяся будка, теперь уже обжитая. Никакого намека на былое проживание в этом доме мужчины или детей. Видимо, ее предшественница была тоже одинока. Не зря же такой маленький дом, в одну комнату. Порой он напоминал клетку, но уютную и теплую. И отчего-то нравился даже больше, чем родная квартира, которую так спешно продала и ведь даже не жалела. Все счастливые воспоминания на самом деле с ней, а там, в той каменной клети, она уже не помнила ничего хорошего. Одни страдания и слезы.

А хорошее, оно все-таки было…



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться