Когда умру, я стану снегом...

14

Теперь же она стояла, топталась на месте и переживала, что не успела выучить уроки. Придётся вставать пораньше и идти на общую кухню. Свет там включен всегда, а значит можно учить до самого начала занятий.

Когда с ней заговорили, не поверила своим ушам. Понятно, что она была белой вороной, но что понадобилось этому красавчику от нее? Неужели не понимает, что его потом ребята засмеют? Или просто надоело подпирать стенку?

Она удивленно вытаращилась на кучерявого, темнокожего, высокого парнишку и пыталась разобрать, что он там пытается сказать.

— Игорь меня зовут, — тот изо всех сил старался перекричать громко игравшую музыку. — А ты, кажется, Людмила? Из столовой, да? Пойдём потанцуем?

Ошарашенная, она вложила свою потную ладошку в его большую, казавшуюся такой надежной, руку и, улыбнувшись, кивнула. Ведь это только один танец. Не закидают ее камнями, ведь правда?..

 

Отношения с Игорем складывались скоропалительно. Уже через несколько недель робких встреч и провожаний от столовой до общаги, он предложил ей расписаться. Семейным давали отдельную комнату в новом корпусе, и он спал и видел, как бы скорее съехать от родителей. К тому же молодожёнам был положен дополнительный ежемесячный паек, а ему, практиканту выпускного курса, после заключения брака будет прибавка к жалованию. Жить им вдвоем будет намного проще и сытнее.

Фиктивные браки тогда были сплошь и рядом, на каждом углу, и Люда не видела в этом ничего такого предосудительного. Но больше всего подкупало то, что даже тогда, когда она дала Игорю свое согласие, он не стал к ней лезть. Ни с поцелуями, ни с приставаниями. Еще три месяца они ждали положенного срока до даты регистрации, а когда подошла их очередь, сходили после уроков и расписались. Это была пятница. И промозглая сырая весна, замызганная, безликим пятном размазанная по улицам города. Людка шла по мокрым тротуарам и радовалась, что смогла на барахолке найти дешевые, старенькие, но еще довольно крепкие резиновые сапоги. Они были на два размера больше, хлюпали и болтались на ноге, но по крайней мере не чавкали раззявленными ртами отклеенных носов и не промокали. Одевала она их на чулки и простой носок. Хоть и холодно, но терпимо. Куталась в свое демисезонное старое пальто, перешитое в широкополый пиджачок. С кройкой помогла Ирина Васильевна, вахтерша. От подола отрезали ткань и дошили в рукав, низ подрубили и пришили широкую кайму все из того же отрезанного драпа, а вместо пояса приспособила старый мужской кожаный ремень. Его тоже кто-то принес и просто оставил в комнате на Людкиной кровати.

 

Игорь бережно держал тонкие холодные пальчики невесты и уверенно тянул за собой — в ЗАГС, в новую жизнь.

 



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться