Когда умру, я стану снегом...

15

Рыжий, как оказалось, зовется Петром, без отчества. Теперь он отчего-то был похож на прилизанного кота и вызывал усмешку. Но она этого никак не могла показать, нет. Оставалась такой же сухой и равнодушной. Ну а улыбка, это так — минутная слабость.

Петр, теперь он приходил в натертых до блеска калошах, натянутых на валенки, в очищенном от соломы тулупе, и даже длинные космы, постоянно торчащие из-под лисьей шапки, теперь были уложены в тонкую косицу, нелепо выглядывающую из-под ворота.

За всю неделю она ни разу не почувствовала от него перегара и уже было успокоилась, перестали напрягать его ежедневные приходы и совместная уборка сарая. Через день она давала ему банку молока, еще раз — головку брынзы, свежей, только созревшей.

Рыжий брал угощения, молча кивал и уходил. Поэтому не видела смысла особо перед ним расшаркиваться и рассыпаться в благодарностях. Приходит, помогает, но и она в долгу не остается.

Разговоры не шли, самой не хотелось, а Петр, возможно, и не знал, с чего бы начать.

Серые унылые будни, хоть и впустили в себя новых героев и новые события, но легче от этого не стали. Как дамоклов меч все еще висела безызвестность об ее отпущенном сроке, и ужасно раздражала ситуация с нехваткой лекарств. Нужно было что-то решать.

 

К четвергу следующей недели бабке Фросе стало легче, и она объявила, что с завтрашнего дня встанет в строй, а именно — придет доить свою любимую Мурку. Рыжий остался не у дел. С вечера все топтался у порога, мял шапку, но так и ничего не сказал. Смешно, право слово. Не ребенок ведь, вроде. Ну ушел, и хорошо.

То, что баба Фрося оклемалась, развязывало руки. Можно идти и просить председателя дать машину для поездки в город, в больницу. Ей есть чем оплатить и дорогу, и работу шофера, и даже гостиницу за два номера, если вдруг придется заночевать.

На утро, дождавшись, когда рассветет, оделась поприличнее. Натянула свой пуховик, казавшийся теперь какой-то необычной вещью, будто из другой жизни. Примерила сапоги, но плюнула на красоту и надела валенки. Что форсить, если сугробы за ночь намело по колено? Приготовила речь, на случай, если придётся уговаривать.

Уговаривать не пришлось, как ни странно. Председатель согласился отвезти в любой день, и даже пообещал найти такого водителя, который будет готов в городе переночевать день-два. И платить за него не надо, все равно просьб от жителей накопилось - вон, целый список на два листа. Так что к утру понедельника Людмиле нужно быть готовой к поездке.

" Выезжает машина затемно, вставать рано, не проспи… "

Куда уж там, не проспать. Кажется, что от волнения за два дня и не разу не сморило сном. Даже с успокоительным. Хряпнуть бы рюмку баб Фросиной самогонки, что она принесла якобы для растираний, но Люда боялась последствий. Как алкоголь подействует на ее сосуды? Что-то странное творилось с ней в последнее время. И мысли, и чувства — все перемешалось. Приезжала сюда умирать, а жизнь не торопится свести с ней счеты.



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться