Когда умру, я стану снегом...

17

С Игорем жилось неплохо.

Она его практически и не видела. Он — на практике, она — на учебе и подработке. Вечером Игорь ничего не ел, заходил по пути из цеха к родителям. Ужинал у них, экономил. А она по привычке заваривала геркулес. Утром пили чай с бутербродами —обжаренный на маргарине батон, присыпанный сахаром. Иногда муж приносил подарки —  банку варенья от тетки, яблоко, сорванное у кого-то в огороде, горсть красной недоспелой смородины.

Комнату им выделили в новом семейном общежитии. Только там, в отличие от студенческой, совсем не было мебели, спали на притащенном откуда-то старом матрасе, ели на подоконнике. Зато в самой комнате имелась электрическая плитка. И санузел на четыре квартиры был, а не общий на весь этаж. Душ открывали по четвергам и субботам, и нужно было успеть - и помыться, и постирать. Тазиками они пока не обзавелись.

Собственно, там, в душе и случился их первый раз. Игорь не трогал молодую жену практически месяц. Возможно, видел, как она боится. А Людмила и не переживала. Что ей? Только восемнадцать. Не дай бог понесет, что потом делать. Сначала нужно отучиться, а аж потом…

Ее рассуждения подруга по бывшей комнате, Наташка, слушала со смешком. Потом старательно объясняла, как надо вести себя с мужчинами в уединенной обстановке. Куда смотреть, что гладить. Советовала не зажиматься и, если страшно, просто закрывать глаза.

 В тот особый день они опоздали к назначенному по расписанию времени в душ. Людка виновата, задержалась на работе. Обычно она шла первой, мылась, стирала. Потом Игорь забирал мокрые вещи и остаток времени, минут десять, мылся сам. В этот раз все пошло наперекосяк. Стирки много, а времени осталось в общем чуть больше получаса. Потная, пропахшая луком — отказаться от помывки никак. И Игоря жалко, он тоже весь пропитался машинным маслом. И брюки его, чистые, были последние. Что уж говорить про ее вещи. Она так и настирывала по очереди свои два платья…

Растерянная, поникшая, стояла с охапкой одежды у двери и, как преданная собачонка, смотрела на мужа. Он вздохнул, и уверено улыбнувшись, подтолкнул ее в сторону выхода. Едва не растеряв по дороге тапки, она бегом бросилась в душевую и только на пороге поняла, что Игорь следует за ней. Застыла в дверном проеме, а он, крепко сжав ее за плечи, провел до раздевалки, затем забрал грязную одежду из рук и всучил ей чистые полотенца.

 "Раздевайся, нечего стесняться. Люда, мы все-таки муж и жена".



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться