Когда умру, я стану снегом...

18

Красная как рак, Люда никак не могла решиться раздеться перед мужем, проклиная свою неуклюжесть и опрокинутое помойное ведро, которое пришлось собирать, а затем заново мыть пол в столовой.

Отвернулась к стенке, чтобы не видеть голого мужчину, она дрожащими руками, чуть не плача, стала стягивать с себя безобразно пошитый застиранный лиф и рейтузы, доставшиеся от Наташки.

Игорь. Он показался тогда ей таким хорошим. Пожалел девичьи чувства, пошел мыться в семейниках. Дура она, могла ведь тоже белье не снимать. Купаются ведь на пляже в исподнем.

Помылись быстро. За стирку принялись вместе. Люда намыливала огромным куском хозяйственного мыла одежду, а Игорь полоскал то, что уже постирано под проточной водой.

Дошли до брюк. Муж предложил их надеть на себя, а Люда должна была хорошенько прямо на нем намылить ткань — брючины слишком сильно пропитались мазутом. Их бы в стиральную машину, но это только в выходной Игорь сможет забрать на стирку к матери. У той была хорошая стиральная машинка.

Руки тряслись, мыло постоянно выпадало из рук. Сначала она, ползая на коленях, намылила самый низ…

 Обтрепались края, их бы аккуратно подшить. А вот тут, на голенище, видимо попала кислота и немного разъело краску. Ткань закрасить бы чем-то… у кого бы спросить, чем можно.

С каждым сантиметром, двигаясь вверх она чувствовала, как напрягаются мышцы его ног. В какой-то момент увидела сжатые кулаки. Испуганная, замерла, подняла глаза. Ахнула. Лицо мужа перекосило, словно от боли, он тут же дернул ее за руку вверх, поднял с колен. Мыло улетело вновь, теперь куда-то в угол комнаты. Она не успела заметить —  муж впился в нее болезненным поцелуем, прикусил губу. Ее вскрик дал волю для его языка, грубо вторгнувшегося в рот практически до самого горла. Затошнило, забило дрожью. Наташка ничего такого не рассказывала…

Вдруг голова ее дернулась назад. Игорь крепко схватил ее за волосы и немного приподнял, вытянув шею. Слизал капли воды с плечика, второй рукой больно сжал грудь, а потом и вовсе развернул ее к себе спиной. Она, словно отмерев, забилась, засучила ногами, попыталась царапаться. За это получила увесистый шлепок по заднице, а в следующую секунду была скручена и прижата к стене. Муж, пытаясь ее успокоить, или возбудить, что-то шептал ей на ушко, но она ничего не могла разобрать. Кровь кипела и била в виски. Притянув ее тело к себе за живот, он вошел в нее сразу, грубо, без прелюдий. От боли, неожиданной и острой, прикусила язык. Настолько сильно, что потом несколько дней не могла нормально разговаривать.

Закончилось все быстро, толком даже ничего не успела понять. Так всегда? Наташка сказала, что больно лишь в первый раз. И если все будет происходить все так скоро, как и сейчас, то, наверное, ничего в этом страшного нет… Можно и потерпеть. Все-таки они муж и жена, а мужчинам это требуется… Для здоровья…



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться