Когда умру, я стану снегом...

24

Учить трудно. Постоянно мучают токсикоз и косые взгляды пожилых сотрудниц. Не успела устроиться, а уже в декрет. Но Люда не обращает ни на кого внимания. Кажется, даже Игорь рад. Ждут сына. Муж чаще бывает дома, уделяет ей больше внимания. Оказывается ненасытным ночами. Его возбуждает набухшая грудь и округлившиеся бока супруги. И, хотя Люда просит быть нежнее и осторожнее, он будто только сильнее раззадоривается от ее просьб. Но, слава богу, мучает ее недолго. Вскоре живот становится огромным, и муж снова начинает пропадать в доме у матери. Рядом с кряхтящей и бесконечно бегающей в туалет женой он не высыпается.

 

***

 

Всю обратную дорогу Петр напевает песенку. Не так чтобы противно. Но одну и ту же. Сначала это кажется забавным, потом надоедает. Чем его сбить с толку?

– А чем вы вообще живете? Где работаете?

Он удивленно поднимает свои густые рыжие брови, что кажется, они сейчас перелезут на лисью шапку, да там и останутся.

— Я думал, у вас от волнения голос пропал…

— Откуда вы знаете...

— У моей сестры так бывает. Напсихуется с сыном, а потом несколько дней говорить не может.

— Вы не ответили.

— Да ничем особо. Хозяйством, охотой. Летом — немного огородничеством. Хоть оно в этом краю и экстремальное, но картошку и зелень на салаты вырастить можно. Теплица есть, да не каждый раз выходит урожай. От года зависит. Солнца-то здесь все равно мало бывает. А работаю дома. По профессии я программист. Учился в Москве, работал в Питере. Потом сюда вот переехал. Нравится этот край. А работаю удаленно.

— А интернет как же? Врете, наверное.

— Нет. У меня тарелка спутниковая. С нее и тяну. Дорого конечно, но окупается. Деньги все равно нужны, а на Большую землю и в город я возвращаться не собираюсь.

Коротко. По сути. Без приглашения задать лишний вопрос. Возможно, все приехавшие в эту глубинку тащат с собой в узелке за спиной свои сокровенные тайны? А потом, как только обживутся и научатся заново дышать, прячут узелок подальше, в старый сундук. Чтобы не доставать.

Странно, что по возвращении в старый и сумрачный дом в душе затеплилась радость. Маленькая, крохотная. Так, наверное, радуется улитка своей скорлупе. Вот вроде ничего особенного, а дом. Человек все-таки странное существо. Ко всему привыкает. Даже к неуклюжей дворняге, которая виляет хвостом и лает так, будто не виделись целую вечность. 

Петр, не прощаясь, уезжает сразу от двора, и становится как будто… обидно?



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться