Когда умру, я стану снегом...

31.

Советский Союз канул в лету. Изменилось все вокруг. Страна, люди, взгляды. Все, что казалось незыблемым и крепким, просто перестало существовать. Стало свободнее с продуктами. На рынках начали появляться новые необычные фрукты. Челноки ото всюду тащили заграничные шмотки, продавали, перепродавали, выменивали на еду и современные цветные телевизоры. Шкафы, хрусталь, шубы, магнитолы - казалось, теперь вся ценность жизни только в них.

С учениками становилось работать сложнее с каждым днем. Проверки из ОблОбразования не прекращались. Чтобы пройти все без претензий, приходилось складываться с зарплаты и накрывать ревизорам шикарные столы, возить в санатории. Люда боялась таких застолий. Начальство, приезжавшее "поработать и отдохнуть", вело себя вольно, забывая о том, что здесь, на периферии, тоже люди. Со своими чувствами, принципами, семьями.

Конечно, разгул и разврат творился повсюду. Люди, до этого запертые в строгих рамках советского воспитания, вырвались на свободу. Страна, потерявшая былые ценности и не имеющая новых четких правил и законов, сама вела себя, как шальная девица. Вдруг стало страшно выпускать детей во двор без присмотра. На улицах появились наркоманы, подозрительные группировки. Могли стрелять даже днем. Богатеи и прочие ушлые, получившие жирный кусок от разворованного государственного имущества, становились местными королями. Все, что теперь могли себе позволить честные простые люди - это приспосабливаться, жить по новым правилам и не особо высовываться наружу.

Игорь потерял работу. Долго пил, мотался в поисках нового места. Устроился вахтером-сторожем в дом инвалидов. Сутки отсиживался там, сутки пил, сутки отсыпался. Уговоры не помогали, да она особо к нему теперь и не лезла. Боялась за Костика. И если дома пахло грозой, просто уходила с ребенком гулять до поздна. Потом и уходить перестала. Как-то раз, по возвращении, практически на выходе из парка на них напал вооруженный бугаина, увешанный цепями, с черным чулком на лице. Схватил Костика и приставил к его горлу нож. Сняла с себя серебряную цепочку с крестиком, которую ей в школе подарили подруги-сотрудницы на юбилей. Вытащила из сумочки кошелек со всеми деньгами.

Бандюга, довольный наживой, их отпустил, посоветовав не шляться так поздно, а то в следующий раз одних денег будет мало и придётся мамочке на глазах у сына рассчитываться натурой…

Как дошла тогда до дома, не помнила. У порога встретил только что проснувшийся муж. Злой и голодный с похмелья. Вырвалось, рассказала ему, дура, с перепугу обо всем, что случилось. Избил. На глазах у Костика. За то, что теперь они остались без денег.



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться