Когда умру, я стану снегом...

52

Пришлось снова заткнуть подальше и обиду свою, и боль, — ради Кости. Господи, сколько раз она уже так поступала в своей никчемной жизни. И теперь вот еще раз, будто не имела права ни на свое мнение, ни на свой угол и спокойную жизнь.

Наверное, Катеньке стало легче. Люда перестала готовить на всех и вообще, кажется, забыла про кухню. Да и про уборку квартиры в целом. До поздна засиживалась на работе, снова набрала факультативов и репетиций, благо ученики, которых нужно было подтянуть, теперь всегда стояли в очередь. Отчаявшиеся родители с радостью отдавали ей своих чад на довоспитание и дообучение. И это приносило толику радости, хоть и малую, но все же. Здесь она была нужна.

 

Именно тогда она почувствовала первые сильные оглушающие головные боли. Но списала это на стресс и на усталость. Запаслась таблетками — теперь в аптеке их на любой вкус и цвет, все можно купить без рецепта. Спустя несколько месяцев поняла, что безысходность, накатившая после свадьбы сына, душит ее постоянно. Пошла к врачу — нарушена работа щитовидки. Увеличилась, мешает свободно дышать. Хотелось крикнуть от отчаяния, кто и что ей мешают свободно дышать, но… благодарностью взяла новый рецепт - и снова в аптеку. А потом, возможно от таблеток, поняла, что теряет и последний оплот своей гордости и уверенности в себе. Фигура поплыла, причем настолько сильно и безвозвратно, что хотелось выть. Конечно, как любая женщина за сорок, она понимала, что старение организма неизбежно. Но фигурой своей — стройной, подтянутой — всегда гордилась. А теперь стала похожа просто на бабеху. Гардероб пришлось срочно менять, но это не доставляло абсолютно никакого удовольствия. Потому и одежда теперь была на ней с распродаж, без особого вкуса и стиля. Казалось, что она залипла в каком-то вязком тумане, барахтается, но выхода нет. Да, наверное, и не было его никогда. Только она этого не понимала. Все, как дура, на что-то надеясь…

Даже тогда, когда одетая в новое кружевное белье, почувствовала необыкновенно чувственные поцелуи мужа. Несколько секунд и она воспарила до неба, готовая простить ему все прошлые обиды. Несколько секунд, ровно до щелчка наручников на запястьях, она была с ним неимоверно счастлива. А потом он просто использовал ее, как красивую модель для порнофильмов. Хоумвидео, кажется так Игорь выразился. Их подпольную лавочку в автосервисе пришлось срочно прикрыть, кто-то настучал, что там ночами они занимаются съемками. Поэтому нужно искать другие способы, как зарабатывать приличные деньги. Ведь она, Люда, привыкла жить хорошо и красиво? Вот, теперь пришло время ей и самой постараться. А потому нужно красиво выгибаться, громко стонать и забыть о своих принципах. В моде жестокое видео с развратными сценами, где женщина кричит и от боли, и от небывалого удовольствия. И он, ее муж, всему этому Люду научит. Так надо. Пора отрабатывать свою сладкую жизнь, не все одному Игорю ишачить в три горба.

В какой момент она сдалась, не помнит до сих пор. Наверное, когда в шестой или седьмой раз за ночь потеряла сознание. Утром муж сам позвонил в школу, предупредил, что у Люды умерла сестра, и они срочно выезжают на похороны. Заявление об отпуске без содержания жена якобы напишет потом. Сейчас не в состоянии, настолько убита горем.

Она действительно была не в состоянии. Отсиживаясь в ванной обрабатывала кровоточащие раны и ссадины. Молча, без слез, еще не до конца осознавая, что же происходит. Но опомнится ей Игорь не дал. Через несколько часов беспокойного сна он разбудил ее и снова повел на съемки. Некоторые сцены хорошо смотрятся при дневном свете. К тому же зря что ли он принес из гаража целый чемодан реквизитов и инструментов.

Рада была, безумно рада тому, что Кости не бывало дома практически до вечера. Сначала занятия, потом бесконечные кружки. Возможно он и сам нагружал себя по полной, лишь бы не возвращаться в квартиру.

Неделя круглосуточного ада. Потом перерыв. Сходила в школу, написала это чертово заявление. Взяла еще отпуск, дали без проблем. Никто даже не удивился ни ее почерневшему от слез лицу, ни пошатывающейся походке. Терять близких всегда тяжело. В таком состоянии о каких занятиях может идти речь.

На несколько дней муж выделил ей выходные. Нужно же убраться дома, перемыть, постирать, наготовить. Сам уехал из города, куда не сказал. Но и так понятно, продавать товар. Мысли о том, что когда-нибудь где-то среди знающих ее людей всплывет хоть одна видеокассета с такой записью, где ее могут узнать, приводила в ужас. Но Игорь, будто понимая, что творится в Людиной голове, успокоил: "Все видосы уходят в другую область, так безопаснее. Там копируются и только потом продаются. Бояться нечего."

Все три дня, оставаясь в квартире, она подбирала слова, собиралась с силами, чтобы поговорить с мужем. Убедить, что ей это не по силам, что она не сможет вот так… Что ей легче наложить на себя руки…

Игорь, конечно, выслушал. А потом напомнил о Костике. Она ведь не хочет оставить сына сиротой? Как только Люда попытается хоть что-то с собой сделать, он отправит ее в «дурку», ну или действительно похоронит. А от "подкидыша" просто откажется и сдаст его в детдом.

 

 



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться