Когда умру, я стану снегом...

67

В этот же вечер Ирина принялась вводить Катерину в курс дела. Вдруг испугается, не захочет остаться? Но нет, глаза у той загорелись, словно у маленького ребёнка. Это хорошо, значит сработаются.

Легкий ужин, осмотр комнаты, в которой будет жить Катя, и время уже вдруг подошло к полуночи. Хозяйка заторопилась, рассмеявшись звонким колокольчиком, объяснила, что так поздно ложиться в ее привычке, но Катя, если хочет, может ложиться и пораньше. Как получится. Ирина ушла, а Катенька осталась в своей новой комнате. И, закинув сумку в угол, практически рухнула на постель.

Устала, и больше не физически, а морально. Потому что две недели, как на иголках, у постели больной свекрови. А вдруг умрет? Страшно… Страшно было ехать, больно слышать ее обвинения. Но горше всего видеть ненависть в ее глазах и нежелание мириться. Получается, зря приехала. Только время потеряла. За две недели, возможно, что-то бы в городе нашла, подработку какую. А теперь застрянет она в этой глуши на долгие месяцы. Хорошо, что работа будет. Да и работа, слава богу, интересная, по душе. И оплата, действительно, как в хорошей организации. Ирина Владимировна, хозяйка, бизнес свой вела действительно очень давно и словами не кидалась попусту.

 Наверное, добрых людей ей бог послал. В противовес свекрови. И получается, что так и выйдет. Даже живя у Ирины, она все равно будет рядом с Людмилой Григорьевной. Все так, как хотел Костя.

Уснула в слезах. Кажется, теперь она и не помнит, чтобы засыпала по-другому. С того самого дня, самого страшного в ее жизни…

 

Утро началось не с рассвета, а с задорного пения громкоголосой Ирины. Где-то на первом этаже она распевала французскую песенку, варила ароматный кофе, смотрела новости. Катя, быстро умывшись в ванной на втором этаже, одела легкий домашний костюм и спустилась в гостиную. Завтрак уже был на столе — бутерброды, овсянка, травяной чай.

— Садись, Катерина, ешь. Через полчаса приступаем. Сейчас жаркая пора, на носу праздники, придется нам с тобой поднапрячься, да по утрам не разнеживаться. Перекус в любое время, когда захочешь. В холодильнике берешь, все что понравится, не стесняясь. Я закупаюсь по полной, по привычке. А съедать все не съедаю, выкидываю. Да, понимаю, что транжира. Но что поделать, буржуйские привычки прошлой жизни не искоренить. Я и кофе заказываю до сих пор самый лучший, благо сюда специально для меня курьер привозит и товар, и продукты. В общем, все налажено. Что-то если вдруг захочется особенного, говори. Помнится, я с Андреем, когда ходила беременная, все каштаны вареные ела. А это был страшный дефицит. Муж по ползарплаты тратил, но привозил коробками. Так что ты говори, не стесняйся. Малыш — это святое. Что попросит, то и купим.

— Спасибо, Ирина Владимировна. Я вам так признательна, за все.

— Не за что пока. И я не благотворительностью занимаюсь. Ты работаешь на меня. А я создаю благоприятные условия, всего лишь. Ну, давай, ешь кашу, пей чай, и добро пожаловать в мастерскую. Куда идти, знаешь. А я пока загружу программу да почту проверю.

 

Время до полудня пролетело в миг. Ирина и Катя быстро нашли общий язык. Все, что касалось работы на компьютере, для Катерины было не ново, разобралась она быстро и включилась в работу. Сортировала заказы, составляла списки для отправки ближайшей партии подарков. Ирина упаковывала то, что уже было приготовлено с вечера. Попутно рассказывала о том, как налажено ее маленькое, но очень прибыльное производство. Таежные травы, так ценящиеся за свои лечебные свойства, использовались практически в каждом продукте. Заготовкой сырья занимались местные жители, у них же Ирина все и скупала, хранила в специальном помещении. Варила натуральное мыло, делала всевозможные масляные бальзамы и скрабы, косметические плиточки для тела, составляла травяные сборы для чая, варила мед из молодых еловых шишек. Когда была страда на заготовку того же мыла, помогала бабка Фрося. Когда шел сбор иван-чая и других трав, помогали деревенские ребятишки. Большой оплаты они не требовали, а помощь была просто огромной. К такому широкому ассортименту Ирина тоже пришла не сразу, но спрос, как известно, рождает предложение. Потому и упаковки уже печатала не сама на принтере, а заказывала через типографию, наладила контакт с логистической фирмой, и курьер приезжал в деревню еженедельно. Она спокойно получала все необходимое для производства, продукты и вещи, которые нужны были самой, а обратно отправляла готовые и упакованные посылки.

Кате больше всего понравился идеальный порядок в мастерской. У каждой вещи было свое место. Несколько рабочих столов. Шкафы, холодильники - все, как в настоящем цехе.

Расправившись с порученными заданиями Катерина взялась помогать Ирине с упаковкой, так что вместе они до обеда успели все, что требовалось, собрать и приготовить к отправке.

Уже на кухне, сидя за столом, Ирина поинтересовалась:

— Ну что, Катя? Не испугалась? Останешься работать?

— Останусь, Ирина Владимировна. Очень мне все у вас нравится. Единственное, о чем я переживаю, что когда рожу, буду вам обузой.

— Не думай пока об этом. Разберемся. Да и к тому времени, возможно, и твоя свекровь приведет свои мысли в порядок. Глядишь, и помиритесь.

— Это вряд ли. Ненавидит она меня всей душой.

— Ну, ты себе этим голову не забивай. У нее есть время все переосмыслить. Горе человека сильно меняет. А надежда и того больше. Поэтому просто старайся не думать о плохом. Тебе есть ради кого жить и стремиться. А Люда, это будет только ее путь, и ее выбор. От тебя теперь уже практически ничего не зависит. И, Катюш, давай без отчества. Для тебя я просто Ирина.



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться