Когда умру, я стану снегом...

76

Дни шли, ускоряя свой ход, будто торопились, спешили поближе к теплу, к весне. Становились чуть длиннее, а ночи — немного короче. Спали морозы, начались поганые мартовские метели — мокрые, протяжные, порывистые.

Все чаще Катя мучилась болями в пояснице. Подолгу сидеть не могла, и Ира, поглядывая каждый раз на ее попытки скрыть свое недомогание, только качала головой. Что делать с этой упрямой девчонкой? По-хорошему, ей бы в больнице полежать, на сохранение. Но ехать больше трех часов по разбитой дороге в город, так ее еще хуже растрясет, и не понятно, в каком состоянии она туда приедет. Ох, и свалилась эта Катя на ее голову. И девочку жалко, и помочь хочется. Но не всю жизнь же она с ней жить будет. И свекровь такая попалась, что не подойти к той ни с какой стороны.

Заказов было мало, пока. Эта временная передышка, пусть так. Потом к лету, к сезону свадеб и школьных выпускных вновь будет наплыв заявок, а летом так и вовсе работы невпроворот— там и сырье заготавливать нужно. Зато сейчас есть возможность отдохнуть. Да в город съездить, договор продлить с курьерской службой, по магазинам пройтись. Хоть и не надо особо ничего, но привычка осталась. Женщина ведь как - в магазине погуляла, так сразу и сил прибавилось.

Ну и в поликлинику зайти стоит. Переговорить со знакомой своей, женским врачом, в гости ее пригласить. Захарова давно в гости напрашивалась, так вот пусть приедет, поживет недельку, заодно и Катеньку посмотрит.

 

— Кать, я собираюсь в город. Не будет меня пару дней. Сама тут справишься? По хозяйству Никита Горкулич придёт, я ему оплатила за работу. Ты в сарай ни ногой! А дом на тебе. Голодом не сиди, отдыхай побольше, спи. И да, список составь, если что-то купить нужно.

— Хорошо, Ира. Я напишу, там немного, в основном в аптеке. Спасибо. Не переживай, я справлюсь, не маленькая.

— Ну-ну, не маленькая ты…  Ладно, я собираюсь. Поеду на своей машине, немного прогуляться ей нужно, застоялась моя ласточка. Я через час выезжаю. Список пиши…

 

Ира уехала. И в доме стало неуютно, тихо. Катя, хоть и обвыклась, но дом был чужой. И родной ей тут никогда не стать. Да и нигде теперь не стать, наверное. И излишне пользоваться чужой добротой было стыдно. Ирина ей никто и по сути ничем не обязана. Значит, не нужно даже думать о том, чтобы здесь оставаться надолго, быть обузой.

Она долго думала и уже для себя решила, еще пару недель и уедет. Пусть бабкина квартира разрушена, но продать она ее наверняка сможет. Возможно уже подошло время на себя документы оформить? Пока на продукты денег хватит, ей не много надо. В квартире приберется. А потом продаст, снимет комнатенку, на два три года растянет… Главное, договор заключить.

Неприятный осадок в душе не давал покоя. Костя. Он просил. Он завещал. Не оставлять ЕЁ одну. Но как, если свекровь ее ненавидит больше всего на свете!

Прости, милый, это выше её сил.

Сейчас, вот сейчас она соберется, сходит. Попрощается заранее, извинится, если чем обидела… Хотя нет, ни к чему эти извинения глупые. Она и сама себя простить не может.

Малыш уверенно толкнулся в животе, вытянул ножку. Катя прижала теплую ладонь к острой пяточке, легонько погладила. Улыбнулась.

Да, ей есть ради чего жить. Теперь она в ответе за жизнь их ребенка. Костя хотел, Костя мечтал… И она непременно справится.



Е.Светлая

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться