Когда возвращается радуга. Книга I

Глава 9

Глава 9

 

Ирис и думать не могла, что новое утро окажется последним, которое она проведёт в гареме. В Серале. В ТопКапы. А дальше… дальше начнётся совсем другая жизнь.

Ничего этого она пока не знала. Рыжий Кизилка, как всегда поутру, принялся бодать мохнатым лбом её подбородок и щёки, требуя законного куска размоченной в молоке лепёшки; солнечные пятна вперемежку с тенями от веток магнолии, растущей под окнами, замельтешили по лицу, вызывая непреодолимое желание отвернуться… но спать таки мешали, несмотря на ранний час. Совсем ранний, ведь из-за закрытых дверей не доносилось ни звука, что означало – гарем ещё не проснулся, иначе слышен был бы гул голосов, утренние выговоры Злыдни, так и ввинчивающиеся в уши даже на расстоянии, не приглушаемые никакими дверьми и перекрытиями…

А вот сама Нуха появилась тотчас, стоило о ней вспомнить. Она ворвалась в покои Кекем и Нергиз, задыхаясь, как от быстрого бега, с выпученными от изумления глазами, забыв о трости, которую сжимала в руке, как бесполезную палку. На пороге приостановилась перевести дух, но всё же вошла не чинно, как полагается женщине её возраста и положения, а поспешая, словно не в силах остановиться.

– Кекем-ханум, вставай!

Ирис так подпрыгнула на ложе. «Ханум»? Сроду к ней здесь так не обращались! Что случилось?

– Я только что от Капа-агасы, – продолжала Главная Смотрительница. – Радостная весть для тебя, Кекем! Ты замужем! Вчера сам султан подписал твой брачный договор…

Девушка до побеления костяшек вцепилась в край покрывала.

– … с уважаемым табибом Аслан-беем! О-о, какая честь для нашего гарема, какая честь для тебя! Султан намерен оказать уважение своему другу и сам передать тебя супругу, сегодня же, после полудня, так что времени на приготовления совсем мало. Мы с наставницами и с казначейшей займёмся приданым, пресветлая валиде сама будет проверять, чтобы оно было достойным такой невесты. А твоими сборами займутся Марджина с Нергиз. Они уже провожали посольских жён, у них есть опыт. Вставай, живо, к полудню должно быть всё готово!

– Да ведь ещё только светает! – растерянно пробормотала Ирис.

В голове у неё всё смешалось.

Она замужем? За эфенди Аслан-беем? О, Всевышний! Почему за ним? Почему он даже словом не обмолвился о предстоящем при вчерашней встрече? Да полно, не разыгрывает ли её Злыдня? Впрочем, такими вещами не шутят. Достаточно посмотреть на взбудораженную, как никогда, Главную – и становится ясно, что всё так и есть.

– Ой-ой, – подскочила со своего тюфячка Нергиз. – Ой-ой, и впрямь, мало времени… Кекем, не разлёживайся, надо хорошенько всё расписать на бумаге, чтобы ничего не забыть; послать мальчиков за швеями, тканями и платьями, и браться за работу… Нуха-ханум, а как быть с драгоценностями? Ведь у Кекем пока почти ничего нет, а она должна выглядеть достойно, вы сами говорите!

– Драгоценности ей подарит муж, как и полагается. Подожди, не сбивай меня с мысли… Через час Кекем должна быть одета подобающе, и с закрытым лицом пройти на встречу с кади, он будет ожидать у Капа-агасы и объяснит ей обязанности и права замужней женщины, дабы она не наделала глупостей, оказавшись вне этих стен. Потом хамам… За это время должны прибыть свадебное платье и подарки от мужа, и вот тогда мы начнём обряжать жену по-настоящему. Уважаемый Аслан-бей распорядился устроить праздничное угощение, чтобы было, как на свадьбах почтенных горожан при проводах невесты, но, может статься, заберёт супругу сразу, так что завтрак вам принесут сейчас: ешьте, как следует, потом может оказаться некогда, – единым духом выпалила Наставница. И добавила, в упор глядя на бывшую нерадивую подопечную, которую всегда не очень жаловала: – Такая честь, Кекем, такая честь… Постарайся понять, какое счастье выпало на твою долю. Мы все любим и уважаем нашего табиба, и не только потому, что он друг Повелителя, а за его доброту, мудрость и отзывчивость. Будь ему хорошей и благонравной супругой, не доставляй ему огорчений.

Замедленно девушка кивнула.

– Самый первый подарок тебе от супруга – новое имя, – с придыханием добавила Нуха. – Запомни: ты теперь Ирис! Звучит куда лучше, чем Кекем… Помни же: не будь неблагодарной!

И скрылась в дверях, оставив девушек в оцепенении. Лишь Кизилка подскочил от хлопка запахнутых дверей и требовательно мявкнул: где всё-таки его молоко? И булка? Да женитесь вы там, сколько хотите, но не забывайте о рыженьком, маленьком и голодном коте! Мрррмяу!

– А как же я… без него?

Сморщив нос, прижав к груди пушистое, вякнувшее от возмущения тельце, Ирис собиралась зарыдать, но вдруг до неё дошло значение последних слов.

Эфенди назвал её «Ирис»!

Выходит, она теперь с полным правом может носить собственное имя, о котором раньше кроме неё знали-то сам табиб и нянюшка Мэг, да и та – старалась не упоминать, чтобы не оговориться случайно при посторонних… Ей вернули настоящее имя! Прощай, лягушачье кваканье «Ке-ке-ке-кем…»

– Сумасшедшая, как это «без него»! – напустилась Нергиз. – Это же твой подарок! Твоя собственность! Эфенди вчера смотрел на него благосклонно, и даже погладил несколько раз, неужели он откажется взять Кизила в свой дом? Кот – умнейшее животное, чистоплотное и богобоязненное: он даже умывается, непременно повернувшись в сторону Мекки, будто намаз совершает. Так что не сомневайся, ему будут рады в любом жилище правоверных!

Помедлив, пересела ко всё ещё ошарашенной подруге, тревожно заглянула в глаза:

– Эй, ты как? Главное – не вздумай огорчаться. Это не самое худшее. Должно быть, эфенди сам похлопотал, когда узнал, что султан собирается выдать тебя за Ибрагим-пашу. Тот, хоть и герой, но, говорят, очень строгий; жёны боятся его, как огня.



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться