Когда я был золушкой

Размер шрифта: - +

Глава 15

 

***
Прошло недели две с тех пор, как я стал членом морского экипажа, единственным желанием моим было поскорее убраться с ненавистного корабля. 
- Даже кок, и тот относится к нам как к собачкам, - высказывал я Робину свое негодование, когда мы меняли простыни в кубрике, - Будто сами все они родились матерыми морскими волками. 
- Всегда так бывает, - пожал плечами мальчик, - Никто не будет тебя уважать, если ты просто прислуга и мальчик на побегушках. Этот закон работает и на суше, и на море, ты разве не замечал? Стоит только чуть повысить свое положение, сразу забываешь о том, каково это, быть в самом низу. Но я уверен, что когда стану капитаном своего судна, никогда не буду обижать своего юнгу, - мечтательно закончил Робин.
Внезапно корабль качнуло так, что я не удержался на ногах и кубарем покатился к противоположной стенке, больно ударившись об нее плечом.
- Что это только что было? – ошарашено пробормотал я, потирая ушибленное место, - Если это нормальное состояние для корабля, то понятно, зачем кровати и столы прибиты к полу.
- Не совсем нормальное, - ответил Робин, - Кажется, мы попали в шторм. 
Лицо его при этом было каким-то неоправданно веселым, даже ликующим. Мы быстро поднялись на верхнюю палубу, где в сборе была вся команда.
Я осмотрелся вокруг и обнаружил, что еще пару часов назад довольно спокойное и дружелюбное голубенькое море, баюкающее наш корабль, словно мать ребенка в колыбели, начало превращаться в злобного монстра. Волны, которые совсем недавно легонько ударялись о борта нашего корабля, как котята, жаждущие игры, стали дикими львами, пытающимися сокрушить и слопать свою жертву. Небо было серым, почти черным, мне даже показалось, что это ночь наступила раньше времени. Ветер вперемешку с дождем обжигал мне лицо и со свистом рвал еще поднятые паруса. 
- Пусть слабаки, боящиеся легкого бриза, прячутся в каютах, - кричал стоящий у штурвала капитан, - А настоящие мореходы покажут ему, кто тут хозяин!
Многие члены экипажа откликнулись, свистя и вопя что-то в ответ. А некоторые, с трудом стоя на ногах, неодобрительно смотрели на происходящее безумие. «Отличный способ отличить новеньких от ветеранов», - подумал я.
- Спасательные лодки на месте? Стаксель заменить на штормовой, закрепить якоря - командовал Картер. Взглянув на меня, он тут же крикнул, - Ты! Проверить, закрыты ли все рундуки, и задраить отсеки. 
Я тут же отбросил всю неприязнь, испытываемую к первому помощнику, и кинулся выполнять приказ. Тип он, конечно, был неприятный, но явно соображал, что делает. 
Ветер становился все яростнее, тучи чернее, а волны поднимались на дыбы, как дикие лошади, пытающиеся разбить наше судно в щепки своими копытами. Я еле-еле держался за стены, пока меня вместе с кораблем мотало из стороны в сторону. 
- Мы должны лечь в дрейф, - услышал я полный отчаяния крик, когда исполнил свою задачу и вернулся на палубу.
- Черта с два! – громогласно прорычал капитан, - Мы будем держаться нужного курса до последнего. Прямо руль! – отдал команду он самому себе.
Я лихорадочно метал взгляд из стороны в сторону, пытаясь отыскать Робина, и обнаружил его там, где меньше всего ожидал увидеть. Юнга по-паучьи лазал по мачте, где-то расправляя, а где-то стягивая паруса. Это было удивительно. Робин был настолько неловким, что и при хорошей погоде вечно умудрялся что-то опрокинуть или споткнуться на ровном месте, но сейчас парнишку будто подменили. Он бесстрашно стоял на верхнем рее, совершенно не обращая внимания на колючий ветер и дождь, и ловко управлялся с корабельными снастями, названия которых я так и не смог толком запомнить.
- Эй, салага, - услышал я за спиной голос Картера, протягивающего мне веревку, - Если не хочешь, чтобы тебя смыло, лучше привяжи линь к поясу, и покрепче. 
Я покорно последовал его совету, как оказалось, совсем вовремя. В следующий миг корабль накренился так сильно, что я решил, будто его совсем повернуло набок. Я опять упал, покатился вверх тормашками и мысленно распрощался с жизнью, но спасательный линь хорошо справился со своей ролью. Мне повезло, я остался на борту, в отличие от какого-то матроса, плохо позаботившегося о своей безопасности. Я слышал его крик, перекрывающий вой ветра и стук дождя. Этот крик быстро растворился в шумной непогоде, но в моих ушах он стоял на протяжении всего шторма.
Картер подбежал к правому борту, пристально вглядываясь в чернильного цвета волны. Он оскалил зубы и что-то сказал. Я стоял достаточно близко, но так и не смог разобрать слов, потому что буря перекрывала все. Корабль качался все сильнее и сильнее, а меня, едва привыкшего к спокойному передвижению по воде, вновь одолела морская болезнь. Я злился на самого себя, но ничего не мог сделать, только изо всех сил держаться за спасательные крепления и верить, что мы все переживем этот день.
- Роб, замени беднягу на грот-мачте, - с трудом перекрикивая море, отдал приказ Картер, - Только сам не упади, лучше вяжи узлы на линях.
Мой друг отдал честь и без особых трудностей перебрался на указанное место. Сквозь застилающие глаза дождевые капли я все же сумел разглядеть лицо Робина. На нем не было ни тени сомнения, ни страха. Напротив, я был уверен, что он получает удовольствие от происходящего, растворяясь во всех этих парусах и тросах. 
- Справа по курсу огромная волна, - с ужасом крикнул впередсмотрящий. 
- Значит, разворачиваем судно, - с азартом ответил капитан Хьюберт, резко крутанув штурвал.
- Да нас затопит! – раздался чей-то вопль, - Мы тут все подохнем. Корабль шатает, как неваляшку!
- Заткнулись, псы! – рявкнул Хьюберт, не выпуская штурвала из рук - Пока что я капитан, и мне решать, что делать. 
Корабль накренился вновь, а я вновь ощутил, что падаю. И снова линь не дал мне улететь за борт. На этот раз никто не пострадал, но душа моя моментально ушла в пятки. И не успело судно выправиться, как нос к носу столкнулось с огромной волной, залившей своей водой всю верхнюю палубу. Конечно, она и до того переливалась через борт, но сейчас ее излилось так много, что я даже почувствовал, как она омывает мои щиколотки.
- Хью, какого демона ты вытворяешь? – крикнул взбешенный Картер прямо на ухо капитану, - Ты мог уклониться, я же видел! 
- Не лезь, Карт, - гаркнул Хьюберт в ответ, - Твое дело – координировать этих недотеп, а мое – координировать сам корабль. 
- Если шквал продолжит нарастать, все-таки придется лечь в дрейф. Ты знаешь, что так будет лучше, Хью. Ты каждый шторм используешь, как повод поиграть с судьбой. Пожалей хотя бы команду, половина ребят здесь в жизни не покидала заливов Западных Ветров!
- Мы не будем подстраиваться под стихию, это она подстроится под нас! – вознегодовал капитан, со всех сил налегая на штурвал. 
- Ты идиот, Хью, - воздел руки к небу Картер, и крикнул кому-то из команды, - Выпустить плавучий якорь!
Волны становились сильнее, порывы ветры валили меня с ног, раскрытые паруса на мачтах трепыхались, как крылья пойманных птиц, и я был уверен, что долго они не продержатся. Ветер увеличивал скорость с каждой секундой, а я все с замиранием сердца смотрел на паруса, боясь, что в следующий миг они не выдержат. Корабль все мотало из стороны в сторону. Я крепко вцепился в мостик, надеясь, что силы не иссякнут до конца шторма. 
Все члены экипажа отчаянно сражались с бушующим морем, беспрекословно подчиняясь четким указаниям Картера, который, казалось, умудрялся быть везде и следить за каждым членом команды. На меня он не обращал внимания, что не удивительно – я и так почти не держался на ногах, так что вряд ли смог бы принести хоть какую-то пользу. 
- Волна слева по курсу, капитан! – услышал я вопль впередсмотрящего. 
Капитан стремительно повернул штурвал. Корабль накренился снова, теперь в другую сторону. И тут я сквозь столбы неутихающего ливня увидел, что первый помощник капитана, до этого стойко державшийся на своих двоих, падает и перекатывается прямиком к краю борта. Не знаю, откуда у меня появился этот резкий прилив сил, но ноги вдруг перестали дрожать и сами понесли меня на помощь Картеру. В секунде от падения я протянул ему руку, молясь, чтобы спасательный линь выдержал нас обоих. Правой рукой моряк схватил мое предплечье, а левой держался за борт, чтобы не свалиться в хищно облизывающиеся черные волны. Мое тело дрожало от натуги, но я продолжал тянуть Картера на борт, а тот, напрягая каждую мышцу своего тела, пытался выбраться на палубу. На последнем издыхании мне все же удалось помочь моряку – Картер стоял на корабле, пытаясь отдышаться. Судно опять мотнуло, и я, ослабев после такого испытания, потерял равновесие, упал и ударился обо что-то головой. В глазах потемнело, и я отключился.
***
Открыв глаза, я понял, что лежу в кубрике на своей койке. Робин, сидящий рядом, сразу протянул мне кружку пресной воды, радостно улыбаясь при этом.
- Ура. Ты проснулся, - торжествующе заключил он.
- А шторм уже кончился? – приподнимаясь на постели, спросил я
- Да, - подтвердил юнга с некоторым сожалением, - Картер все-таки заставил капитана спустить паруса и лечь в дрейф. Мы серьезно отклонились от курса, потому путешествие немного затянется.
- Как команда? И корабль?
- Корабль не повредился, хотя в какой-то момент мне показалось, что парусам и рангоуту вот-вот настанет конец. А команда, ну, ты же сам видел. Один парень из наших утонул.
- Почему никто не попытался его спасти? – меня охватила дрожь от воспоминаний. 
- Потому что это было бесполезно, - ответил Робин таким тоном, будто сообщал очевидные вещи, - Это было бы самоубийством для спасателей. Хей, зато ты спас самого Картера! Я видел своими глазами. Не знал, что ты настолько смелый. Кстати, именно этот факт и заставил капитана Хьюберта дрейфануть. Мол, раз первый помощник чуть не погиб, это знак. Он теперь какой-то подавленный, сидит в своей каюте, даже за штурвал не встает, хотя это его любимое дело. 
- А ты-то, оказывается, тоже не промах. Лазаешь по реям, будто там и вырос.
- Я люблю морское дело, - покраснел Робин, - Особенно, когда опасность наступает на пятки.
- Смотри не превратись во второго Хьюберта, - прыснул я.
Робин громко засмеялся, а я подхватил этот смех, наконец-то, ощущая себя по-настоящему живым в бескрайнем море.
После шторма отношение Картера ко мне изменилось. Он по-прежнему пошучивал над нами с Робином и оставлял едкие замечания, но теперь они не были настолько злыми и уничижительными. Остальные члены экипажа тоже стали вести себя более дружелюбно, вовлекать меня в их разговоры и даже угощать вином. Оно было кислым, как уксус, но предлагалось с душой, и у меня не хватало смелости отказаться. После штормовых волн обычная качка перестала мною восприниматься совсем, и я чувствовал себя удивительно прекрасно, находясь в любой части судна от носа до кормы. 
В целом, остаток путешествия оказался довольно приятной штукой, и мне было даже жаль покидать борт «Лилианны», когда мы причалили в гавани Северных Снегов.
- Уверен, что не хочешь остаться на борту? – спросил капитан Хьюберт, пожимая мне руку на прощание, - Ты вроде неплохо прижился. Еще пару лет подраить палубу – а там и настоящим моряком станешь. Даже Карт тебя признал.
- Спасибо, но я все-таки предпочел бы остаться на суше.
- Девушка? – посмеиваясь спросил капитан, указывая на кольцо, - Ох уж это молодость, любовь-романтика. Но я понимаю, сам был таким. Жаль, не настолько отчаянным как ты. Картер рассказывал, как ты съездил ему по носу. Ты первый за много, лет кто решил ответить на его шуточки. Молодец, смелый парень. Удачи на суше! Ах да. И медяки свои забери. Пригодятся. 
Хлопнув Робина на прощание по спине, я зашагал прочь от гавани, прикупив у одного из местных торговцев хлеба в дорогу и набрав в колодце воды. Во что бы то ни стало, я решил дойти до столицы, где, по моему мнению, я мог начать новую жизнь. И, если повезет, найти Джину.
В библиотеке госпожи Софи мне доводилось встречать карты северных земель, и я примерно помнил, как здесь расположены поселения. Столица Северных Снегов находилась прямо в центре острова, что отличало ее от нашей, примостившейся на самом краю королевства. На мой взгляд, так было гораздо удобнее для жителей, которые могли в нее добраться с любого конца. 
После первого дня пешего пути, я понял, что это будет не так-то просто. Дороги здесь были более суровыми, чем в Западных Туманах. Леса сменялись горами, а горы лесами. Тропинка то уходила вверх, то опять убегала в низ. Поначалу я восторгался пейзажами. Вековые сосны, щекочущие своими верхушками небеса. Озера, небольшие, но блестящие и синие, синее, чем само небо. Виднеющиеся вдали вершины громадных, как спины великана, сиреневатых гор. Наверняка, Мэй бы неустанно бы прыгала от восторга, припоминая сказки про троллей и диких ведьм и гадая, в какой все-таки горе они устроили убежище. Я же под конец дня начал уставать от необъятных стволов хвойных деревьев и поднимающихся вверх дорожек. Ноги начали сдавать, и я устроил себе ночлег под лапами одной из старых елей, надеясь, что никто не пережжет мне горло во сне. 
Открыл глаза я на рассвете, оттого что холод пробрал меня до косточек. Ночи на севере были намного холоднее, чем в моем королевстве. Тонкая рубашка совершенно от них не спасала. Я даже развел небольшой костер, пытаясь отогреть негнущиеся пальцы. Перекусив хлебом, которого было не так уж много, я продолжил идти вперед. 
…Несколько дней я упорно взбирался по горным тропинкам и спускался вновь, надеясь попасть хоть в какое-нибудь поселение. О столице я давно перестал мечтать. До нее явно было далековато, а спать и есть хотелось прямо сейчас. Ноги шевелились с большим трудом, в глазах периодически темнело. Все стало еще печальнее, когда я обнаружил, что сумеречное небо начали заполнять тучи. Я прибавил шагу, но это не помогло – холодный дождь все же застал меня в пути, с одной стороны подгоняя вперед, с другой – лишая последних сил. Я чуть не поскользнулся на одной из крутых троп, но вовремя ухватился за ветку дерева. 
И тут я не смог сдержать вздох облегчения. За холмом виднелся город. Надеясь обрести там приют, я стремглав рванул к его воротам.



Адэт Кор

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться