Когда зацветает ягильт

Размер шрифта: - +

Глава 1

Яркий солнечный свет слепил глаза, в безоблачном небе порхали птицы, кругом зеленела трава, но вся красота окружающей весенней природы не находила отклика в сердце Яси. Она бежала в лес по пыльной дороге через поле, спотыкалась и падала несколько раз, глаза ей застилали слезы, не хватало дыхания, ноги, казалось, сами несли ее от родного дома, а ей хотелось проснуться и понять, что это -  все неправда, всего лишь кошмар. Девушка, наконец-то, добежала до опушки и свернула с дороги, стараясь углубиться в лес.  Преследовала ли ее погоня? Это было маловероятно, но она хотела уйти подальше и не натолкнуться на кого-то из деревни. Как будто в насмешку память воскресила перед нею события несколько летней давности.

Она, Ясна Дороговецкая, средняя дочка небогатого купца стоит перед зеркалом, расчесывая свои длинные каштановые волосы, и в пол уха слушает мачеху:

-  Яся, ты вообще, чем думаешь? В каких облаках витаешь? Яся? Яся! Ты меня слышишь??? – Злата перешла на крик. Хоть и была она мачехой пятерых детей, но для старших трех сестер авторитет не представляла, они делали вид, что слушают ее, неизменно выполняли ее указания, но уважения или любви к ней не чувствовали. Поэтому разговоры про замужество и будущую жизнь с нею не вели, сердечными тайнами не делились. Вот и сейчас она пыталась начать диалог с Ясной про то, что пора бы уже ей и покинуть отчий дом, ведь возраст то уже критический для свадьбы – 17 лет, еще год-два и будет старой девой.  Женихов у Яси хватало, хоть она и не была классической красавицей, но миндалевидные каре-зеленые глаза, маленькая хрупкая фигурка привлекали поклонников.

- Конечно же я слышу, матушка – нарочно максимально нежным и покорным голосом ответила Яся,  а мачеха поморщилась от нелюбимого к ней обращения, ведь по возрасту она никак не могла приходиться матерью Ясне и поспешила по внезапно возникнувшим делам на кухню. Яся выдохнула с облегчением, стала заплетать косу и погрузилась в мечты, от которых так некстати ее отвлекла Злата. А в мечтах девушка уже и замуж вышла, и обустроилась в новом доме, и даже успела родить пару ребятишек, похожих  на ее любимого мужчину. Что что, а внешность ее возлюбленного была безукоризненная: высокий, статный, голубоглазый блондин, был на несколько лет старше ее, жаль только, что небогат, но ремеслом владел, помогал отцу плотничать и в будущем должен был его заменить. Девушка улыбнулась, думая о грядущем счастье. Олаф, так звали ее возлюбленного, сегодня вечером опять позвал ее прогуляться у реки и, может быть, именно сегодня она разрешит ему  себя поцеловать.

В реальности Яся опять споткнулась о выступающий из земли корень дерева и упала, выронив из рук сумку с немногочисленными вещами, которые она в спешке успела собрать. А перед глазами  у нее проносились картины прошлого: вот она с Олафом гуляет у реки и он впервые обнимает ее и целует, вот они стоят у ворот ее дома, парень нежно обнимает девичьи плечи и спрашивает разрешения поговорить с отцом, вот она в волнении кружит по комнате, а за стеной Олаф просит у ее отца разрешения жениться. Ясна очень ярко помнила момент, когда ее наконец-то позвали к ним, помнит растерянное и почему-то недовольное лицо мачехи, слова благословения отца. По его глазам было видно, что не очень он рад отдавать дочь за простого плотника, но уступает желанию дочери и выделяет достаточно немалое приданое. А дальше была пышная и веселая деревенская свадьба. Один только момент тогда омрачил настроение невесты: среди приглашенных гостей был друг отца, такой же торговец, вдовец. Яся знала Крона с детства, всегда относилась уважительно к другу ее отца и тем, более странным для нее было его внимание последние пару лет. Она даже подозревала, что отец был бы рад, если бы она вышла замуж за небедного вдовца, но тот любил дочь и не подталкивал ее, сам же теоретический жених тоже не настаивал, всегда был вежлив, говорил комплименты, привозил из поездок небольшие подарочки. Вот и в день свадьбы он подошел к невесте, подарил изящный эльфийский браслетик, только вот счастья, как остальные гости, он ей не пожелал, а сказал, что она ошиблась и, непременно, будет жалеть, ведь  Олаф заставит ее страдать. Тогда Яся отмахнулась от этих слов, списав их на ревность, но потом не раз вспоминала и, действительно, жалела.

Отгремела свадьба, началась обычная жизнь.



Аля Даленко

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться