Когда завтра настанет вновь

Размер шрифта: - +

-- I --

~ КОГДА-ТО ~

 

Буковый лес шелестит листьями под дождём. Деревья раскидывают над головой широкие ветви, зелень которых на несколько тонов светлее мха, покрывающего толстые узловатые стволы, – а по тропинке под деревьями идёт девушка, оглашая лесные своды песней.

У неё красивый низкий голос с бархатистыми нотками. Он разбивается эхом в каждой капле дождя, ласкает слух и согревает сердце; и уже неважна сама песня, неважен простенький мотив и незатейливые слова – самого звучания достаточно, чтобы зачарованно слушать всё, что бы ни было спето. Но девушка не рассчитывает на слушателей: она поёт для себя, не в полный голос, рассеянно глядя под ноги, и явно думает она совсем не о песне.

Впрочем, слушатели у неё всё же есть.

Светловолосый парнишка спрыгивает с ветви бука прямо перед певуньей спустя пару мгновений после того, как затихает отзвук финальной ноты. Когда он приземляется точно на обе ноги, девушка испуганно отшатывается – но он поднимается так стремительно, изящно и легко, что трудно поверить, будто секунду назад он спрыгнул с шестиметровой высоты.

- Это было прекрасно, Вэрани́, - говорит он с улыбкой.

Девушка запускает руку в карман и отступает на шаг. Взгляд настороженный, вид напряжённый – как у лани, заметившей хищника, готовой в любой момент сорваться с места и бежать без оглядки.

- Стой, где стоишь!

- Не бойтесь, Вэрани. Я не причиню вам вреда. – Юноша склоняется в поклоне. Лицом он кажется не старше своей юной собеседницы, но ироничный взгляд и манера держаться набавляют ему лет пять. – Я Коул из рода Дри, принадлежащего к Благому двору.

Глаза девушки ширятся – они сизые, как тучи, виднеющиеся в просветах между зелёной листвой.

- Ты… высший фейри? С Эмайн Аблаха*?

(*прим.: «Яблочный остров», кельтское название Авалона)

Коул кивает.

- И что же ты делаешь здесь? – вид у девушки всё ещё настороженный. – На экскурсию выбрался?

- Захотел посмотреть, как живут люди и наши низшие собратья, - с губ Коула не сходит улыбка. – А что делаете здесь вы? Одна, за городом, в дождливый день?

- Я… просто… выбираюсь сюда периодически. А так сюда мало кто ходит. – Девушка, смутившись, заправляет за ухо прядь каштановых волос. – Говорят, здесь есть прореха, через которую можно случайно попасть на Эмайн. К вам.

- В чём-то они правы. Но случайно туда никак не попадёшь. – Коул тихонько смеётся. – А вы не боитесь туда попасть?

- Просто я учусь на мага, так что знаю о прорехах побольше некоторых, - кажется, что девушка немного успокоилась. – А даже если б не знала, в жизни бы не поверила, что высшие фейри могут кого-то случайно к себе пропустить. Иначе бы люди или какие-нибудь глейстиги вам бы житья не дали. Только и делали бы, что шастали туда-сюда.

- И зачем же вы выбрались в пустынный лес?

- Подумать. Побыть одной. – Девушка резко отворачивается. – И вообще, не твоё дело.

- Чем же я не угодил вам, Вэрани? – голос Коула звучит негромко и мягко.

- Ха! Я знаю многих полукровок, родившихся от таких, как ты, и таких, как я. Сначала вы очаровываете нас, а потом вам наскучивает наш убогий мир, и вы возвращаетесь на свой Эмайн. И я не хочу пополнить этот список, - презрительно бросает девушка, прежде чем направиться прочь. – Желаю удачной экскурсии.

Он не делает ничего, чтобы её остановить. Просто смотрит, как её фигурка удаляется по тропинке туда, где над верхушками старых буков виднеются вдалеке небоскрёбы из стекла и бетона, размывающиеся в лёгкой дождливой дымке.

Когда девушка на миг оборачивается, Коула уже нет.

Она пожимает плечами и, не сбавляя темпа, идёт к выходу из леса. И не замечает, как позади неё ритмично пригибается мокрая трава: так, словно кто-то незримый идёт за ней по пятам.

 

~ НЫНЕШНЕЕ ВРЕМЯ ~

 

Я плохо помню остаток того дня. Разговор с мамой перебил все воспоминания. Кажется, я ещё повозилась в саду, машинально выполняя привычные действия, пытаясь не думать обо всех тех вопросах, что жгли меня изнутри. С ощущением, походившим на то, что оставляет вырванный зуб: я не особо задумывалась о своём будущем, но знала, что мне не стоит особо беспокоиться по этому поводу. А теперь это будущее исчезло, оставив вместо себя болезненную пустоту, – и только сейчас я ощутила, как мне нужно было то, что исчезло.

Потом я до поздней ночи сидела и разбиралась в одёжном шкафу, укладывая чемодан, пытаясь сообразить, что из вещей нужно взять с собой в Фарге. В какой-то момент поняла, что, возможно, беру слишком много – ведь я не знаю, на какой срок мы едем, – и решила спросить об этом у мамы, если она не спит.

Конечно, надо было это сделать раньше. Когда я принесла ей ужин, например. Но тогда на язык рвалось слишком много вопросов, а поскольку я обещала их не задавать, то просто поставила поднос на табурет рядом с кроватью и ушла. Так что теперь я вышла из комнаты и, тихонько скользнув мимо спальни Эша, в которой свет уже не горел, направилась к маминой.

Но, подойдя к двери, вдруг услышала её голос.

- …разве так не будет безопаснее?

Я застыла, прислушиваясь.

Кому мама может звонить в два часа ночи?..

Ответа на её вопрос не последовало, но мама продолжила:

- Что значит «присмотришь»? – казалось, она злится. – Ты – и присмотришь?!

Я нерешительно мялась под дверью. Борясь с желанием толкнуть её и посмотреть, кому это мама названивает по графону посреди ночи.

Или кто названивает ей.

- Да, не доверяю! – мама сорвалась на крик. – Всё это – твоя вина! А теперь я должна просто сидеть дома и ждать?! Пока ты… ты… просто…



Евгения Сафонова

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться