Когда зажгутся мириады звезд 2

Пролог

Пролог

Весь замок академии Равенства гудел, словно улей. Светлые маги в истерике метались по коридорам, сбивались в группки и громко со смаком переругивались. Со всех сторон слышались бравые речи о защите академии от «тьмы нечистой», студенты грозно трясли кулаками, активно готовясь дать отпор врагу. Самые инициативные сколачивали вокруг себя отряды добровольцев, продумывая схемы обороны и наступления, придумывали новые каверзные артефакты с унизительными и малоприятными эффектами и переворачивали вверх дном библиотеку, в поисках всех слабых мест темных. 

И только группа риска, хмуро наблюдала за светлыми, не влезая в споры. Мави знали, что не смогут настроить друзей на более миролюбивый лад – слишком сильной была ненависть Ночи и Рассвета. Поэтому им ничего не оставалось, кроме как молчаливо помогать своей наставнице.

На самом деле группа риска очень ждала появления гостей. Мави приходилось сложно со своей Тьмой в мире, где их окружает один Свет. У многих до сих пор не было луны.

Сама герцогиня выглядела грозно. А все из-за того, что приветливую улыбку сменила упрямая решимость. Она читалась в каждом ее движение, жесте и звуке голоса. Никто не знал, что внутри неё разверзлась черная дыра, поглощающая ее изнутри. Это была решимость на грани отчаяния. Казалось, Лаванда убивала сама себя. У нее не оставалось сил выслушивать недовольных и успокаивать их. Ей самой необходима была небольшая передышка - хотя бы часик отдыха.

Еще никогда девушке так не хватало одиночества.

Не оборачиваясь ни на кого, Лаванда зашла в комнату Адриана, чтобы отправить письмо Говарду и поблагодарить его за доверие. Ей было тошно от слов, которые она выводила фиолетовыми чернилами, прежде чем отправить их. Казалось, что за эту ночь от ее гордости не осталось и следа - она пожертвовала её всю, чтобы усмирить гордыню королей.

Дверь распахнулась и на пороге показался Риан.

- Почему я узнал об этом на общем сборе? – холодно спросил он прямо с порога. Лаванда не повернулась, она все еще смотрела в окно на небо, которое заволокло тучами. 

«Близится зима», - подумала она.

- Сбор объявили сразу, как я вернулась. У меня не было возможности сказать раньше.

Риан прожег ее спину огненным взглядом.

- Ты издеваешься, Лаванда? Почему ты мне не рассказала все перед тем, как уехать к отцу? Почему сразу побежала к нему, а не ко мне?

Плечи девушки сгорбились, и она повернулась к нему.

- Ты был занят. Я сама…

Её перебил громкий грохот полетевших с тумбочки вещей.

- Ты сама сказала мне идти на вечеринку, в то время, как пошла решать судьбу мира! – заорал принц. – ТЫ СВИХНУЛАСЬ?

Лаванда задрожала всем телом.

- Не смей кричать на меня! Я сделала то, что посчитала нужным! – в ответ крикнула она, но дрожь в голосе выдавала её чувства.

- Значит ты плохо считала! Меня это все уже достало, ты никогда мне ничего не рассказываешь, копишь все в себе, а мне и Сене потом приходиться вытаскивать тебя из твоего долбанного сумасшествия, в которое ты сама себя и загоняешь! – в стену полетела ваза. - В прошлый раз ты потеряла свой рог, - тумбочка раскололась на мелкие щепки, - что будет в следующий раз? Сможешь ли ты выкарабкаться из того ада или твоим родителям придется похоронить единственную дочь, группе риска потерять единственного учителя, а мне стать вдовцом так и не женившись? Почему ты никогда не думаешь о том, что делает с другими твое молчание!?

Он навис над скукожившейся девушкой, вжимая ее хрупкое тело в стену. Ей было страшно видеть принца таким. И поняв этот страх в золотых глазах, Риан мгновенно растерял все свою воинственность, прижал ее к себе и усадил на колени.

- Почему ты никогда ничего не рассказываешь? Лишь смотришь так, словно я могу понять тебя без слов. Но я не могу, колючка, я не умею читать мысли, - горько говорил он, гладя ее по голове.

- А я не умею рассказывать, Василек. У меня не получается, понимаешь. Я не такая… не могу, - запинаясь говорила она, впившись ногтями в свои ладони.

Мужская рука мягко взяла ее за подбородок, заставляя посмотреть в лицо магу.

- Даже сейчас, даже сейчас ты не плачешь, - усмехнулся он, переложив ее на кровать, а сам встал на ноги.

- Я хочу заботиться о тебе, Лаванда. Хочу чувствовать, что я тебе нужен, хочу быть мужчиной. А как, если ты даже не показываешь мне своих слез? – и на этих словах он удалился, тихо прикрыв за собой дверь.

- Я… Василек…, - крикнула она ему вслед, но принц уже не слышал.

Долгих пять минут Лаванда сидела в полной тишине, смотря вслед своему глупому змеенышу, прежде чем тяжело встать с кровати и на негнущихся ногах подойти к зеркалу. Лаванда встретила в отражение свой потухший золотой взгляд.

Сможет ли она выдержать все это… Он уже близко.

 

 

***

После этой ночи Калика дала себе слово, что больше никогда не притронется к алкоголю. Её щеки до сих горели от стыда перед принцем, который всю ночь гонялся за ней и Инсомнией, пытаясь предотвратить их пьяные выходки. Он то стаскивал их со столов, то спасал из мужских цепких рук, появляющихся из неоткуда. Калика уже и не помнила всего, что вытворяла в своем чудесном бирюзовом платье. А в конце концов, услышав грустные мотивы медленного танца, сама ушла с танцевальной площадки, чтобы не мешать счастливым парочкам, и послушно села рядом с Адрианом. Тот уже час назад истратил весь свой словарный запас, отлавливая девиц, махнул на них рукой и угрюмо усесться на диван, смотря за их пьяными плясками.

- Ну не дуйся, - еле ворочая языком сказала мышка, пихнув его под ребра и икнула. Все ее веселье почему-то куда-то улетучилось. Лика смотрела за льнущей к кавалеру подругой под жалобные звуки музыки. И вдруг по ее щеке скатилась слеза.



Си Ре

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться