Когда звезды коснутся Земли

Глава 7 Одна из "Затерянных"

– Я различаю по цветам не только звуки, голоса, пение птиц, но и запахи. Вижу в красках буквы, цифры, некоторые слова. Хотя, нет, – задумалась Эстер, ковыряясь ложкой в тарелке горячего супа, приготовленного Даром из концентрата, так и не решаясь к нему приступить, – слова в основном я чувствую на вкус.

– Это называется синестезия, – пояснил Томас, который, сидя во главе стола, все это время молча наблюдал за возмужавшим младшим братом и тем, как непринужденно тот за обедом очаровывает его Белоснежку. – Головной мозг синестета имеет целый комплекс структурно-функциональных отличий. За счет замыкания одновременно становятся активными разные зоны, отвечающие за обработку информации. Так и возникают смешанные чувства. Например, человек видит картинку и ему кажется, что она звучит. Или наоборот, слышит звуки и для него они сопровождаются цветом. То же с запахами, вкусом, тактильными ощущениями.

– Где вы нашли это чудо? – не сводя сияющих радостью глаз с раскрасневшейся девушки, восторгался Эдди.

Эстер, со все еще сырыми волосами после танцев под дождем, потупила смущенный взгляд и поплотнее запахнула полы махрового халата.

– Белоснежка упала с неба на мою голову с потоком метеоритов, – раздраженно пробубнил Томас, отодвинув в сторону пустую тарелку.

«Как так вышло, что он пробегал с ней весь предыдущий день, согласился на переливание крови, был терпелив и гостеприимен, и даже полетел спасать окаянную под ледяной душ, но так и не сумел ничего у нее выведать? А стоило появиться улыбчивому Эдди, как пугливая дикарка прониклась к брату доверием и трещит без умолку о всякой ерунде», – недоумевал он.

– Если я и Белоснежка, то ты, – обиженно насупилась девушка, – настоящий Ворчун! Тот, что был самым вредным из семи гномов.

– А я смотрю, вы поладили, – рассмеялся Эд и его заразительный смех тут же подхватил Дарвин. – И насчет Ворчуна полностью согласен, даже я лучше не придумал бы.

– Уж лучше так, чем быть безответственным Весельчаком! – взорвался Томас и подскочил из-за стола. – Ты хоть представляешь, что происходит? – резко обернулся он, остановившись у окна. – Знаешь, что от излучения метеоритов большая часть населения каждую ночь превращается в безвольных зомби? А утром пришло уведомление из управления Ньюстоуна. Они приняли закон «о защите упавших с неба камней»! Теперь для исследования я даже тронуть с места чертов метеорит не имею права. Человечеству задурили головы, а они и довольны… – Томас со злостью ударил ладонью об стену, и все домочадцы невольно вздрогнули. – Тех, кто не растерял остатки мозгов, остались единицы. И мы с вами должны что-то делать, чтоб остановить это безумие, а не придумывать друг другу бестолковые прозвища.

– Я догадывался, что дело дрянь, но не думал, что настолько, – отозвался Эдди. – У меня самого возникли некоторые трудности, – нервно забарабанив пальцами по столу, признался парень. – И у моей двухметровой проблемы с квадратной рожей и аватаром белого котенка, к сожалению, мозги не подверглись излучению массового счастья.

– Сейчас главное, что твои остались на месте, а проблемы мы сможем решить, –  поддержал Томас младшего Донахью, положив свою крепкую руку на его плечо. – Так ты поможешь мне?

– Спасти мир? – улыбнулся на публику Эдди, зная, что Дар и Белоснежка ловят каждое его слово. – Можешь на меня рассчитывать, братец.

Том вернулся за стол на свое место, незаметно поглядывая на притихшую девушку. Суп она все-таки распопробовала, или выждала время, наблюдая за тем, кто съел его первым, чтоб убедиться в съедобности этой питательной жижи, изготовленной главным образом из измельченной ламинарии и кусочков искусственного мяса. Кто знает, что творится в ее красивой головке?

Дарвин разливал по приборам свежесваренный напиток и Том, не задумываясь, сделал глубокий вдох, наполняя легкие до отказа любимым ароматом.

– Возможно, за чашкой кофе наша гостья наконец поведает нам свою историю? – спросил он и девушка, поймав спокойный терпеливый взгляд его карих глаз, эмоционально поникла, словно воспоминания о доме были для нее болезненными.

– Если тебя что-то беспокоит, доверься нам, уверен, мы сможем тебе помочь, – попытался поддержать ее Эдди и даже накрыл девичью ладошку на столе своей рукой, отчего Томас недовольно свел брови.

Его всегда удивляла контактность брата, умение расположить к себе добродушным тоном и без труда завязать новые знакомства, войти в доверие к человеку, околдовав теплой зеленью своих глаз, и с такой легкостью, как сейчас, пересечь личные границы.

«Могли бы обойтись и без этого, не обязательно распускать свои грабли, – мысленно корил он брата, – еще не хватало, чтоб она в очередной раз спряталась в раковину, так и не рассказав, откуда узнала про таинственное послание.»

– Это и есть кофе? – Белоснежка с интересом разглядывала поставленную перед ней чашку с напитком, затем прикрыла глаза, сделала глубокий вдох и уголки ее губ приподнялись в улыбке. – Мягкий и сладковато-синий, – тут же заключила она.

– Любопытная информация, жаль, не очень полезная, – отрезал Томас, раздраженный тем, что даже предатель Арчи, так и виляя хвостом, не отходит от этой блаженной ни на шаг, словно она и есть его хозяйка. – Ты вообще с этой планеты, Эстер? Откуда ты появилась на берегу озера?

– Не знаю, есть ли жизнь на других планетах, – робко ответила она, обхватив тонкими пальчиками горячую фарфоровую чашку, – я и о существовании других людей на этой планете не подозревала до недавнего времени.

Девушка поджала нижнюю губу и подняла влажные от сдерживаемых слез зеленые глаза прямиком на Томаса:

– Когда бежала, думала, что иду на верную смерть, не рассчитывая на помощь. Мне больше некуда возвращаться, – по щекам беззвучно потекли ручейки слез, подобно тем, что совсем недавно струились от дождя по стеклам, – там меня никто не ждет.

Девушка со всхлипами закрыла лицо ладонями, а любвеобильный Эдди тут же оказался рядом, обнимая и утешая бедняжку.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться