Когда звезды коснутся Земли

Глава 12 Шум голосов

Томас проснулся от того, что его рука обнимала мягкую подушку, а вовсе не красивую, спящую под боком девушку. Он отчетливо помнил, как перенес Эстер в спальню с дивана в гостиной, на котором она так и уснула под монотонный гул голосов. А после прилег рядом с ней всего на пару минут, любуясь расслабленным лицом, наслаждаясь тихим посапыванием и едва заметным подрагиванием уголков губ, с намеком на улыбку. В ней было столько тепла и света, что и сны этой невероятной девушке должно быть виделись неземные, в этом Томас не сомневался.

Он и не заметил, как прижал Белоснежку к себе, обнимая покрепче, как твердый подбородок уткнулся в девичью макушку, а тяжелые веки закрылись. И только запах ее волос, напоминающий свежесть раннего утра в лесу, дурманил голову, навевая давно забытые детские воспоминания о родителях и бабушке с дедом.

Том заглянул в огромную светлую ванную. В этих королевских апартаментах с несколькими спальнями в каждой располагалось по такой. Но там было тихо и пусто. Лишь влажные разводы на полу и едва заметная пара сердечек, аккуратно выведенных на зеркале, говорили о недавнем присутствии Эстер в помещении.

Мужчина улыбнулся собственному отражению с идиотским, но абсолютно счастливым выражением лица.

«Странно устроен человек», – вдруг поймал себя на мысли Томас. – «Весь мир катится к чертям, весь этот город завален трупами… Я же, вопреки всему, наслаждаюсь своим маленьким человеческим счастьем. А еще, с появлением моей Белоснежки, как никогда хочу жить».

Пять минут на душ. Неизвестно, когда появится такая возможность в следующий раз. Еще ночью они с Эдди первым делом провели анализ воды. Оказалось, система фильтрации в этом высококлассном, но опустевшем отеле неплохо справлялась с очисткой.

– Кто-нибудь видел Эстер? – спросил он, зайдя в гостиную, которая располагалась в центре всего этого роскошного лабиринта из комнат.

Зиги, развалившийся на диване и даже во сне не выпускавший из рук оружия, лишь подозрительно приоткрыл один глаз и тут же молча перевернулся на другой бок.

– Она прошла в сторону пожарной лестницы семнадцать минут и сорок две секунды назад, – вежливо отозвался Дарвин.

Парень, охраняя человеческий сон, оставался за дежурного и еще ночью расположился в уютном кресле, а теперь с интересом изучал какое-то местное печатное издание с пожелтевшими страницами.

– Ты точно уверен? Зачем ей туда?

– Как зачем? Гулять с Арчи. Только не ревнуй, – насмешливо улыбнулся парень, – Мы все ее полюбили, пес не исключение.

– Спасибо, – на ходу бросил Томас, ощущая учащенный стук собственного сердца.

Нехорошее предчувствие уже протянуло свои липкие лапы, связывая по рукам и ногам. Было что-то незримое и жуткое в этом новом мире. И дело вовсе не в горах трупов и вездесущей плесени. Это нечто так и витало в воздухе, говоря о том, что прежним хозяевам в лице человека здесь больше не место.

– Доброе утро, – зевая, произнес Дилан, неторопливо выползая из своей спальни в белом халате и тапочках, почесывая при этом подтянутый живот. – Кого-то потерял? – шутовски усмехнулся голубоглазый в своей привычной манере.

– Не твое дело, – прорычал Томас, обнаружив наконец тот самый выход на аварийную лестницу.

– В этот раз не мое... А жаль, – продолжал подтрунивать Хобстер, напоминая о своих близких отношениях с Агатой и недвусмысленном интересе к Эстер.

Томас замер на мгновение, шумно набрав полную грудь воздуха. Больше всего сейчас ему хотелось вернуться на несколько шагов назад и врезать по наглой морде этого выскочки. Аж кулаки зачесались от предвкушения. Но с крыши донесся протяжный крик Белоснежки, и он опрометью кинулся к лестнице.

– Эх, Томас! Вроде взрослый мужик, а вывести из себя тебя так же легко, как какого-нибудь школьника, – самодовольно рассуждал вслух Дилан, направляясь к гостиной, где и намеревался позавтракать.

Зиги громко храпел на диване и находчивый Хобстер, тихонько подмигнув Дару, решил самолично не будить громилу, а невзначай приоткрыть двери на террасу. Прохладный утренний воздух прекрасно сделает это за него. Да и с рассветом Нью-Йорк из параллельного мира заиграл новыми красками, а пропустить такое зрелище с высоты птичьего полета Дилану не хотелось.

– Эй, ботаник! Задерни шторы, светит прямо в глаз, – недовольно заворочался Зиги.

– Я микробиолог! – гордо произнес Хобстер, с восторгом склонившись над засохшим зеленым пятном от абсента.

Под ним плесень совсем исчезла, а вокруг него даже расступилась на пару сантиметров и это открытие было воистину удивительно!

«И как я сразу не сообразил залить голубую дрянь спиртом? Неужели все так просто?! Нужно сейчас же повторить опыт в пробирке и взять для чистоты эксперимента обычную водку. Должна же такая иметься в наличии в баре президентского люкса? Только показатель объемной доли этилового спирта в абсент повыше – больше семидесяти процентов. Вот и проверим, будет ли достаточно сорока?» – закрутилась вереница мыслей в голове увлеченного исследователя.

– Да мне по хрен… Я что не ясно выражаюсь? – промычал здоровяк, намекая на то, что может подняться и сам, но настроение и физиономию подпортит конкретно.

Дилан любил споры и конфликты только тогда, когда был уверен, что сможет в них победить и выйти с высокоподнятой головой. Сейчас же, поскрипев зубами, мужчина молча потянулся к полотну гардины. Одним движением руки он раздраженно задернул окно, сквозь которое настойчиво пробивалось утреннее солнце.

Не объяснять же этому австралопитеку, что прямо сейчас на пороге террасы знаменитый Дилан Хобстер совершил выдающееся для всего человечества открытие?! Во-первых, он ничего и не поймет своей тупой башкой. А, во-вторых, еще и присвоит себе всю славу, заявив, что если б не его отчаянные меры борьбы с пьянством, то тайное так и осталось бы тайным. А Хобстер тут и не причём вовсе. Так… Сторонний наблюдатель.

«Нет, такому не бывать!» – заключил Дилан, направляясь в свою комнату, где в рюкзаке лежало все необходимое для исследования.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться