Когда звезды коснутся Земли

Глава 16 По срокам давности

– Совсем умом тронулись?! – негромко, но доходчиво спрашивал Том, уединившись для беседы с членами своей команды. – Звучит некрасиво, но это не наша война. Их самих вместе с женщинами и детьми осталось несколько сотен. Мы пришли в этот мир за ответами, которые получили, самое время возвращаться домой, забрав с собой выживших.

– Да ладно, Том. Что с тобой не так? Почему в последний момент ты начинаешь буксовать и портить всем праздник? – Дилан, которому слишком быстро надоело сидеть на одном месте, принялся расхаживать по комнате и эмоционально жестикулировать. – Теперь я начинаю понимать Агату. Она не смогла принять того, что ты отказался полететь с ней на Марс. Настоящие мужчины так не поступают!

– Считаешь меня трусом, Хобстер, скажи мне это, глядя в глаза! – взорвался Томас, тут же оказавшись напротив Дилана. – Хочешь знать, почему я не полетел на Марс? Да все по той же причине, по которой я не смог попасть и в лётную академию. А я мечтал об этом с детства, будучи сыном одного из самых именитых астронавтов. Лучшую академию на планете, куда с радостью приняли моего безответственного младшего брата, и которую из-за собственной дури он бросил перед самым окончанием!

– Ты ничего не знаешь… – вступился Эдди и тут же, как побитый щенок, опустил голову.

– Это ты ничего не знаешь, – остановил его Том, устало присаживаясь на один из стульев напротив. – Дед просил не говорить, чтоб у его окрыленного и бесстрашного любимчика не возникло отягощающее чувство вины. И я пообещал, что буду молчать. Но, наверное, у каждой тайны есть свои сроки давности.

Мне было четырнадцать, тебе немногим меньше. Тогда я грезил космосом и уже вовсю готовился к вступительным экзаменам, хоть было еще и рановато. Помнишь тот день, когда в твою голову пришла очередная гениальная идея прокатиться по трассе на стареньком дедовом автомобиле, который вы вместе ремонтировали? Я знал, охота хуже неволи, особенно у тебя. Если задумал, все-равно сделаешь, только со мной твои шансы выжить существенно повысятся. Так оно и случилось. А вот чего я точно не ожидал, так это того, что в самый неподходящий момент ты, едва доставая до приборной панели, переключишься на ручное управление. Магнитные ремни в этой развалюхе не сработали, как и другие средства безопасности, и все, что я успел – закрыть тебя своим телом.

– Когда после сотрясения я очнулся в больнице, то ничего не помнил, – признался Эд, с удивлением и раскаянием вглядываясь в лицо брата. – Мне сказали, что твой научный проект выиграл грант и ты сразу же улетел на учебу куда-то на запад. Тогда я даже обиделся, что ты бросил меня одного в таком состоянии.

– Мой позвоночник собирали по частям, а затем несколько месяцев заново учили ходить, – тихо произнес Томас и Эдди обхватил свою голову руками, осознавая, чего стоила брату его глупая выходка. – Но хуже всего было не это. Мне запретили даже думать о космосе и полетах, разом разбив вдребезги все мои мечты. Сказали, организм не выдержит перегрузок, а я рискую остаться инвалидом, если покину Землю. Специальная программа тренировок позволяет сильным мышцам поддерживать хрупкий скелет. Так с тех пор я и живу.

– Прости меня, Том. Если б я только знал… – заговорил Эдди.

– И чтобы ты изменил? – усмехнулся мужчина, растирая ладонями виски. – Ты – это ты, Эд. Идеальный пилот, у которого вместо рук крылья. Но сейчас, ради Бога, откажись от своей бредовой идеи! Тем, что отправитесь на штурм инопланетного корабля, вы никого не спасете. Напротив, рискуете не вернуться домой, подвести родных и близких. Это здравый расчет…

– Я не могу поступить иначе! – резко поднявшись, заявил Эдди. – И раз уж у нас сегодня день откровений, то мне тоже есть, что сказать, – заявил он, нервно запустив пятерню в волосы, и все взгляды друзей теперь переключились на него. – Я был капитаном «Команды мечты», так нас и называли.

– Той самой! – Дилан застыл с восторженным удивлением на лице и разом округлившимися глазами.

– Да. Отборные пилоты с реакциями, в несколько раз превосходящими любую машину. Впереди оставался последний экзамен и месяц до отбытия на Марс, которого с нетерпением ждала вся моя команда. Внепланово нас отправили подавить восстание повстанцев на юге материка. Те готовили теракт, наша задача была прикрыть военных с неба в случае чего. Секретная операция, о каких не говорят по новостным каналам, а по сути – плевое дело, нам преподнесли это именно так.

Десять высокоскоростных космолетов-истребителей поднялись в небо. До сих пор помню, как Джек мочил шутки, забивая эфир, и как смеялась Саманта. На Марсе, после заключения контракта с правительством, они планировали пожениться.

Взрывы начались неожиданно. В один миг дома стали взлетать на воздух. Все перемешалось: военные, террористы, мирные жители, которые с детьми на руках в поисках спасения бежали в горы. Там располагалась посадочная площадка. И мои люди, понимая, что скоро все поселение окажется под обвалами, рискнули подобрать выживших.

«Это ловушка. Приказываю немедленно вернуться на базу!» – звучало в ушах, но мои ребята плевали на здравый смысл и делали то, что велела им совесть. Разместившись на небольшом пятачке, они запускали людей в свои звездолеты. А те все подходили и подходили.

Приказа ослушались все, кроме меня и моего зама Майка, тех, кто до этого дня больше всего дорожил своими погонами.

Если б мы рискнули и помогли остальным, пошли против руководства, возможно, успели бы всех загрузить, вовремя подняться в небо и ребята остались бы живы. А спустя месяц все вместе улетели бы на Марс, как и мечтали. Но вместо этого в прямом эфире мы слышали, как наши друзья горят заживо… – закончил Эдди, опустив голову на колени и обхватив ее руками. – Мне до сих пор снятся их голоса.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться