Когда звезды коснутся Земли

16.3

– Коди, мой мальчик! Что с ним? Он ранен? – возле Дарвина, который на руках принес обессиленного мальчишку из леса, не давая прохода, так и кружила Люси.

– Он в порядке, просто очень устал и переохладился, – тут же успокоила ее Эстер.

– Ма-а-ам, это ты? – в бреду пересохшими губами проговорил Коди.

– Я, я, родной, – не задумываясь, отозвалась Люси, прикладывая ладонь к его холодному, и поцарапанному лбу. – Теперь ты дома, а значит, все будет хорошо.

По ее щекам снова полились слезы, только совсем иного характера, потому что глаза девушки светились долгожданной радостью. Но и она была недолгой.

– Их всех схватили и увели на корабль, словно готовились к нашему появлению, – еле слышно пробормотал Коди, пытаясь сфокусироваться на лице Дара, но перед глазами все плыло, превращаясь в нескончаемую карусель. – Зака, Зиги, Тома, и остальных. Я видел, спрятавшись в кустах, а потом почти сутки бежал обратно.

После его слов ноги Эстер подкосились и ее пошатнуло. Не верящим взглядом она обвела помещение, нащупала стену и плавно спустилась по ней на пол. Арчи, все еще ожидающий свой поощрительный приз, тут же уткнулся влажным носом в ее щеку и облизал длинным языком. Но девушка словно окаменела, не реагируя на его действия.

– Вернулся, перебежчик? С новостями или как? – с воодушевленной улыбкой размашистым шагом ворвался в комнату доктор Генри, которому только сообщили о возвращении Коди. Но, заметив свою дочь, неподвижно сидящую на полу, и Люси, с застывшим отчаянием на лице, он и так понял ответ.

Эстер не сопротивлялась, когда Дар и отец отвели ее в спальню, уложили на кровать и ввели препарат со снотворным. На какой-то момент она и вовсе перестала ассоциировать себя со своим бренным телом. Ее мысли сейчас были очень далеко от этого места в бункере. В поисках ответов, они парили высоко над землей, метались, расчерчивая звездное небо, и кричали ранеными птицами, разрывая душу на части. Все ее существо протяжно выло и скреблось когтями, стремясь туда, где, угодив в ловушку, оказался любимый мужчина.

– Так-то лучше. Утро вечера мудренее… – произнес отец, присев на краешек кровати, перед тем, как Эстер провалилась в глубокий медикаментозный сон.

Проснувшись, девушка не сразу поняла, где находится. Мрачная комната на четыре кровати виделась ей в каких-то новых оттенках и звучала в ее голове иначе. Эстер поднялась на ноги и ощутила небывалую легкость в теле, а еще, разглядывая руки, заметила изменения в тональности собственной ауры.

Настойчивый стук в дверь вырвал из мыслей. Не дожидаясь ответа, в комнате появилась миссис Кимберли со стопкой постельного белья в ее цепких морщинистых руках.

– Доброе утро, милая. Использованное оставишь в прачечной, новое застелешь, – на ходу инструктировала женщина. – Надеюсь, сама справишься?

– Конечно. Спасибо, – с благодарной улыбкой отозвалась Эстер, на мгновение встретившись с ней взглядами.

– Господи Иисусе и мать его пресвятая дева Мария! – затараторила миссис Кимберли, шарахаясь от девушки, как от прокаженной. Стопка чистого белья из ее рук так и полетела на пол, а самой старушки и след простыл.

Следуя поспешным шагом в душевую, где на стене имелось небольшое зеркало, Эстер уже догадывалась, что там увидит. Сердце отбивало тревожный ритм, в то время как в голове роились все новые и новые вопросы.

Когда ее опасения подтвердились, девушка умылась холодной водой и решительно отправилась на поиски отца.

Теперь в оживленных коридорах на подходе в столовую от нее шарахались и другие. Но Белоснежку мало волновала их реакция. Гораздо больше возмущало то, почему отец сразу не сказал всей правды?

Она нашла его на привычном месте, за столом в окружении детей. Стул по правую руку от доктора Хьюза оставался свободным как раз для нее, но садиться рядом и тем более завтракать Эстер совершенно не хотелось.

Отец и дочь обменялись взглядами и на его лице отчетливо проступило немое сожаление.

– Я же просил тебя не выходить на поверхность, – едва слышно проговорил мужчина. – А теперь уже поздно. Споры грибка накопились в твоем организме до нужной концентрации и запустили реакцию.

– Это все равно случилось бы. Как не старайся, ты не смог бы скрыть от меня мою же сущность, – ответила Эстер и все-таки опустилась на соседний стул, смирив прорывающуюся обиду и ярость. – Почему ты соврал, отец? Ведь никакого Филла и не было, верно?

– Верно, Эстер, верно. Имя «Филл» имеет готские корни и в переводе звучит как «друг». Возможно, я и боялся, но где-то в глубине души хотел, чтоб ты догадалась, – мужчина выдержал паузу, а, накрыв широкой ладонью руку своей дочери, продолжил. – Тогда из-под завала я вытащил твою маму, которая впервые прилетела на Землю с исследовательской миссией. И эта встреча навсегда изменила мою жизнь.

ОЧЕНЬ ПРОШУ НЕ СПОЙЛЕРИТЬ ПОСЛЕДНЮЮ НОВОСТЬ В КОММЕНТАРИЯХ  и не лишать новых читателей удовольствия самим подойти к этому моменту))



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться