Когда звезды коснутся Земли

18.2

Спустя каких-то пару часов Эстер не узнавала собственного отражения в зеркале. Каким процедурам за все это время ее только не подвергали: космический душ из ионных потоков, магнитные ванны, всевозможные пилинги, маски, обертывания, лазерная шлифовка, которая удалила с тела мельчайшие волоски и даже незначительные шрамы, напоминавшие о прошлой жизни. А еще ее опоили очищающими коктейлями из какой-то дряни, убедив, что это необходимая процедура для очищения организма и поддержания вечной молодости.

Упорные инопланетянки заглянули везде, даже зубы проверили, но не найдя к чему придраться, покрыли каким-то составом из распылителя, чтоб те стали на пару тонов светлее. На все у них имелись стандарты. Ни одна часть тела не осталась без внимания, был откорректирован и отполирован до идеала каждый ноготок и миллиметр кожи.

Хотелось закричать и остановить это безумие! Напомнить, что она живой человек, а не вещь, потому что ощущение складывалось именно такое. Но перед глазами тут же появлялся образ Томаса и где-то в подсознании звучал его голос: «Ты веришь мне?». «Больше, чем себе», – отвечала она снова и снова, позволяя этим маньячкам и дальше над собой измываться.

– Вам не нравится? Уложить волосы по-другому? – переживала девушка, которая долго и упорно выпрямляла ее непослушные пряди, уверяя, что эффект от используемого средства, являющегося одной из новейших разработок, продержится более десяти лет.

Теперь идеально гладкие волосы струились между пальцев подобно темному шелку, а еще сияли как никогда прежде и даже цвет казался насыщеннее.

– Нет, все в порядке, – наконец отозвалась Белоснежка, едва не проговорив это вслух.

На нее и так косились все сотрудницы инопланетного салона красоты. Девушки, каждой из которых могло быть уже не по одной сотне лет, отчаянно контролировали свои мысли. Но того, что успевало просочиться, оказалось вполне достаточным, чтоб осознать свое место на этом корабле.

Для них дикарка была жалким отрепьем, и лишь высокое положение Авкуаса заставляло их вежливо улыбаться, с завидным усердием начищая перышки вверенной игрушки. Оставалось только догадываться, чем был так опасен новоиспеченный жених, но они реально боялись его. Стоило мужчине показаться в дверях, как у одной из сотрудниц даже невольно затряслись руки, и она поспешила спрятать их за спину.

– Ты неотразима, Эстер, – проговорил он слова, которые не были предназначены для чужих ушей.

В этом тоже был неоспоримый плюс телепатического общения. Даже в толпе, ты мог обратиться лишь к тому, кем хотел быть услышанным, или мысленно установить выборку для определенной группы людей, протянув к ним незримые энергетические мосты.

Мужчина пристроился позади девушки и положил на ее хрупкие плечи в новеньком белом костюме свои теплые ладони. Ему нравилось то, что он наблюдал в отражении зеркала. Эстер была даже лучше, чем ее мать. Столь же красивая и сильная, но при этом наивная, мягкая и податливая, как глинистая почва на берегу реки, где они впервые встретились. Из нее он мог слепить все, что ему только пожелается. А ведь когда Вестелиада сбежала, никто кроме него и не догадывался о ее беременности от чужака. Результат стоил того, чтоб сохранить тайну и подождать каких-то двадцать лет. Теперь ему никто не помешает заполучить эту маленькую наследницу настоящей империи.

– Ты стала еще больше похожа на свою мать. Даже толстокожий Хаокимада, увидев тебя, не устоит. Устроим дедушке сюрприз? – продолжил Авкуас, мысленно отправив Эстер образ Вестелиады и ее отца из своих воспоминаний.

«Да уж, такого красавца, которому на вид не дашь больше тридцати пяти, язык вряд ли повернется назвать дедулей. А на маму, и правда, похожа, почти не отличишь. Лишь улыбка напоминает отца».

Сейчас же с макияжем, характерным для молчунов, где на губы не расставляются акценты, и с серьезным выражением лица девушку легко можно было принять за Весту.

Галантно сопроводив Эстер до ее комнат, Авкуас неожиданно оставил поцелуй на ее запястье, но девушка, не успев морально настроиться к очередной атаке, по инерции отдернула руку.

– Прости, – сразу же извинилась она, потупив взгляд, понимая, что своим действием снова отступила на пару шагов назад от намеченной цели.

– Ничего, со временем ты привыкнешь. Только не вздумай играть со мной, этого я не прощу! – сильные пальцы очертили скулу, спустились к подбородку и, зажав его, приподняли лицо девушки так, чтоб она смотрела ему прямо в глаза. В мужчину с таким взглядом можно было и влюбиться, раствориться в его сильной энергетике, так и излучающей власть. Но у Белоснежки он вызывал совсем другие чувства и как их спрятать поглубже она уже и не представляла. – Отдохни. Через три часа я вернусь за тобой, чтоб пройти процедуру инициации, – сообщил Авкуас пред тем, как снова удалиться.

– Эстер! Тебя не узнать, выглядишь прекрасно! – с синими глазами полными восторга встретил ее Дарвин, стоило перешагнуть порог. – А как тебе мой новый костюм? – парень развел руки, демонстрируя свое подтянутое тело в белом. – Они предлагали восстановить мое предплечье и снять пластырь с твоим рисунком, но я не позволил! – с гордостью сообщил он и только теперь заметил, как девушка, расположившись на самом краю дивана шмыгает носом. – Что-то не так?

– Все не так, Дар! Даже не представляешь, как я рада, что со мной ты и мы можем нормально поговорить… – призналась Эстер, уткнувшись в плечо своего друга, который, заметив на щеках девушки слезы, не поскупился на объятья.

– А разве телепатическое общение не информативнее? – удивился робот. – Мне жаль, что я не умею разговаривать силой мысли и никого здесь кроме тебя не слышу, – искренне признался он, поглаживая Эстер по спине, как совсем недавно успокаивал Люси.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться