Когда звезды коснутся Земли

19.4

К тому моменту, когда Эстер и Авкуас оказались в закрытой части корабля, где девушка еще ни разу не была, земных мужчин как раз выводили из клеток с лазерными прутьями.

– Вы держали их здесь?! – впервые за долгое время возмутилась Белоснежка, полоснув взглядом по надменному лицу пришельца. – А как же ваша хваленая гуманность?

– Нужно было поселить их в твоей комнате? Запомни, девочка, мы не берем пленных. Расскажи мне, что вы делаете с крысами, пробравшимися в ваши дома?

– Расставляем мышеловки, травим… – потупив взгляд, признала Эстер, желая забрать свое возмущение обратно.

– Убиваете! А я отпускаю этих крыс. И все ради тебя.

– Я знаю, Авкуас. Прости меня, – тут же исправилась девушка, запихнув подальше свою гордость и нежно касаясь мужской руки.

Сейчас она была готова и ноги ему целовать, лишь бы не передумал. Их разговора никто не слышал и это обнадеживало. Изнеможенные мужчины поглядывали в их сторону с опаской, думая лишь о том, зачем о них наконец вспомнили.

С такого расстояния ее друзья и не признали в ней свою Белоснежку, явно не ожидая здесь увидеть. Только она узнала каждого по его мыслям. Воинственно настроенного Зиги и трусоватого Боба, не теряющего оптимизма Эдди и озлобленных людей Закари. Пересчитала всех по головам, бегло осмотрела на предмет ранений, не приближаясь не на шаг. Не было только двоих – Дилана и Томаса.

– Черт тебя подери, Донахью, оставь меня здесь! – раздался голос Хобстера из самой дальней клетки в углу. – Лучше сдохнуть! Кому я теперь нужен такой?

Авкуас недовольно сморщился, услышав людские голоса, и велел охране вывести заключенных. Но Эстер попросила его дать им немного времени, и мужчина благородно согласился.

– Агате! Ты нужен Агате. Доволен? Вставай на ноги или я потащу тебя на руках.

– У тебя хотя бы есть руки! А я теперь урод, – снова простонал Хобстер и Эстер едва не рванула в их направлении, не понимая, что происходит.

– Идиот, с кибернетическими протезами они стану только лучше. Но ощущение такое, что ты с руками и последних мозгов лишился, – пытался достучаться до него мягкий баритон. Тоскливый, грустный, рвущий душу Эстер на части.

– Ты-то зачем со мной возишься? – не унимался Дилан. – Сижу я или иду, все равно они нас всех прикончат…

–Ты стал мне как брат, чокнутый Странник, чтобы не случилось, я тебя не брошу, – закончил Томас, вытаскивая из клетки обессиленного товарища.

Его тут же подхватил Эдди, помогая устоять на ногах и подозрительно поглядывая в сторону Авкуаса, ожидая решения главного молчуна.

– Что с его руками? – снова не выдержала Белоснежка, но в этот раз в свой молчаливый вопрос не вкладывала лишних эмоций.

– Схватился за лазерные прутья, – с усмешкой в голосе ответил Авкуас, словно это было забавно. – Мы бы предупредили твоих друзей, но, как знаешь, они не умеют читать мысли.

– Не умеют… – от его слов внутри все сжалось, ноги стали ватными и едва не подкосились.

Вера, так вовремя зародившаяся в ее сердце, после увиденного начала угасать с яркой вспышки до тусклого пламени свечи, что боится и легкого дуновения ветра.

«Они живы, это самое главное», – успокаивала себя Эстер, но никак не решалась сделать первый шаг и осуществить задуманное.

Какая-то часть ее уже была там, рядом с Томасом. Бежала к нему со всех ног и прижималась так сильно, как это вообще возможно. Но в действительности она не могла позволить себе такую роскошь. Даже мельком думать об этом сейчас было слишком опасно.

– Иди, прощайся, другой возможности у тебя не будет. После этого их сразу доставят на поляну, где мы были вчера. Оттуда доползут до своего бункера, – сообщил Авкуас, не поворачивая головы в ее сторону.

Сейчас с безупречной осанкой и непроницаемой маской на идеальном лице, лишенном эмоций, он выглядел совсем другим. От него исходила сила, решительность и пугающая жестокость, которую ощущали и пленные люди и его собственные подчиненные.

– Ты в курсе про бункер? – уточнила Эстер, уже ничему не удивляясь.

– Все живое на этой планете еще существует исключительно благодаря нашей милости. Иди, пока я не передумал, – напомнил мужчина и ноги сами повели ее вперед.

Том узнал ее первым. Его глаза, такие родные и близкие, загорелись и потемнели, наблюдая за легким шагом любимой женщины. Ему было все равно во что она одета, какого цвета глаза и какие волосы, он даже осознал все эти перемены не сразу. Она была здесь, в опасности – только это сигналило в его голове.

Следующим признал в ней дочь доктора Хьюза Закари. И его реакция была ожидаемой.

– Лживая сука! Крыса! – закричал парень, с яростью вырываясь вперед. – Я так и подозревал, что дело не чисто. Они просто не могли знать о нападении. Это ты нас заложила! – не унимался он и даже смачно плюнул в ее сторону, вложив всю свою злость, но ошарашенный увиденным Эдди вовремя оттащил его подальше, а на лице Эстер не дрогнул и мускул.

Под надетой маской со всей силой скреблись и выли запертые волки. Они уже до кровавых ран исцарапали ее нутро, но девушка продолжала дышать, двигаться и делать то, что должна, не позволяя даже крупице нестерпимой боли вырваться наружу.

Вглядываясь в ее лицо и встречаясь с яркими лазурным глазами, мужчины замолкали, терялись в догадках и опускали головы. Она тоже опустила, медленно подходя еще на шаг ближе к Томасу, пытаясь сделать вид, что цвет обшивки под ногами красивее цвета его глаз.

Вдох, выдох и он еще ближе. Теперь тепло его взгляда она ощущала даже кожей, пока, остановившись напротив, не набралась смелости с ним встретиться.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться