Когда звезды коснутся Земли

Глава 20 Дорога домой

– Вот я и вернулся, Арчи, – устало прошептал Томас, присев рядом с псом на солнечной поляне возле бункера и заключив его в объятья.

Вокруг оживленно шумели люди. Женщины встречали своих мужчин. Где-то вдалеке слышался писклявый голос Люси и звонкий, веселый смех Коди, который наверняка уже повис на шее Закари. Зиги на радостях подхватил старушку Кимберли, от чего Боб вместе со встречавшей их ребятней безудержно загоготал, а женщина запричитала что-то про Деву Марию. Доктор Хьюз окружил заботой Дилана, который по собственной неосторожности пострадал больше других и теперь по-настоящему помочь ему могла лишь операция дома, где сожжённые лазером кисти рук заменят на кибернетические.

Только сам Том, находясь в эпицентре всего этого безумия, пребывал в состоянии прострации. Шершавый язык пса хаотично скользил по его щекам, покрывшимся за дни заключения жесткой щетиной. Арчи тыкался холодным носом, втягивая несвежий запах своего хозяина, прижимался, радостно виляя хвостом. Том, как и прежде, гладил его в ответ, по привычке зарывался пальцами в шерсть, а на деле совсем ничего не чувствовал. Где-то внутри него вдруг стало так пусто и одиноко, что казалось он вот-вот сойдет с ума от этой звенящей тишины.

Даже находясь в клетке на корабле пришельцев в безвыходной ситуации, он сохранял стойкость духа и желание жить. Закрывал глаза и всякий раз видел свою Белоснежку. Бережно перебирал воспоминания о ней, и даже взращивал мечты, представляя, как вернется, обязательно прижмет ее к себе и никогда-никогда не отпустит. С этой девушкой все обретало смысл. А без нее и его самого словно не стало.

«Она с самого начала была слишком хороша для тебя», – снова и снова терзал себя Том. – «Чистое неземное создание среди чудовищ – вот кто ты, моя Эстер. Одумайся! Разве тебе место среди них?» – кричала и рвалась на части его душа.

Из темного омута собственных мыслей мужчину вырвали озлобленные крики Закари:

– Как ты мог привести одну из молчунов к нам, еще и признать в ней свою дочь?! Совсем из ума выжил, жалкий старик? Это из-за нее мы все угодили в ловушку!

Бросая в лицо доку свои обвинения, Закари рассвирепел, словно бык, добравшийся до красной тряпки. Том стремительно поднялся в полный рост и двинулся на подмогу бедняге Хьюзу, который отчего-то не спешил с ответом. Но мужчина и сам умел за себя постоять, смирив вспыльчивого юнца одним взглядом.

– Закрой свой поганый рот, Зак! – выдержав паузу, кинул в ответ Генри. – Ты здесь лишь потому, что Эстер пожертвовала собой ради всех вас. Моя дочь не думала ни минуты, отправляясь вытаскивать своих друзей из плена! И, как видишь, ей это удалось. А если б не твоя глупая выходка с атакой корабля, мы сейчас в полном составе уже переправлялись бы в новый мир. Именно ты лишил нас единственной возможности на спасение.

Люди замолчали, переваривая услышанное, а доктор Хьюз резко развернулся и скрылся в бункере.

Тому хотелось сейчас же догнать его и расспросить обо всем. Как вышло, что Белоснежка оказалась одной из пришельцев? Почему он отпустил ее к молчунам? Каков был план? О чем они договорились перед ее уходом? Есть ли шанс вернуть Эстер? Потому что, если его нет…

Голова все больше раскалывалась от вопросов и пугающих ответов. Мужчина очнулся уже в душе, когда в лицо били струи прохладной воды, приводя в сознание. После слов Генри о том, что Эстер отправилась их спасать, Том смог взглянуть на ситуацию с другой стороны.

Что она хотела передать ему вместе со своим крестиком? Слишком странно звучала ее речь, где выверено каждое слово. Да и особо набожной девушка никогда не была, чтоб так выражаться: «Обретая веру, мы все находим дорогу домой».

Получается, она не просто так просила запомнить и передать послание Хьюзу? Оно должно что-то значить!

«Это все, что осталось от прежней Эстер. Пусть похоронит рядом с моей матерью. А через три дня на закате прочтет молитву у вод Бувье о спасении моей души», – как головоломка крутилось в мыслях снова и снова.

– Но Веста похоронена в вашем мире, и я даже не представляю где конкретно! Эстер знала об этом, – недоумевал Генри.

Томас нашел мужчину в своем кабинете с потухшим взглядом и бутылкой виски на столе, которую тот никак не решался открыть, гипнотизируя взглядом. Рядом с ней он и положил крестик на длинной серебряной цепочке, а затем слово в слово передал послание его дочери, в надежде общими усилиями найти хоть какие-то разгадки.

– А что за воды Бувье? И почему именно через три дня, а не через пять, семь, или десять?

– Понятия не имею, – устало пожал опущенными плечами Генри, – в мастерстве оставлять и разгадывать загадки Эстер полностью пошла в свою мать. Забери, – продолжил док, указывая на крестик. – Вижу, как смотришь. Мне эта вещь даже незнакома, а для тебя она что-то да значит.

На вечернюю прогулку с Арчи за Томасом увязался еще и Эдди.

– Объяснил же нормальным языком, что хочу побыть один, – ускоряя шаг, недовольно проворчал мужчина, пытаясь избавиться от компании брата.

– А когда ты не хотел побыть один? Не переживай, я к тебе такому с рождения привык. Дай волю, ты уже давно стал бы отшельником, – усмехнулся Эдди, с упоением вдыхая свежий прохладный воздух, пропитанный ароматом лесных трав и каких-то особо душистых шишек. – Именно поэтому у тебя есть я, чтоб сохранить зануду Томаса Донахью среди людей.

В другое время Том почти наверняка как-то среагировал бы на это, что-то пробубнил в ответ или молчаливо обиделся, в очередной раз уйдя в себя. Но сейчас ему было абсолютно все равно, какую чушь несет его младший брат.

– Знаешь, я все думаю над тем, что говорила Эстер. Там, на корабле пришельцев, – неожиданно серьезно продолжил Эдди и здесь Том перевел на него заинтересованный взгляд. – Она просила через три дня на закате прочесть молитву о спасении ее души у вод Бувье. Почти уверен, что имелось ввиду водохранилище имени Жаклин Кеннеди-Онассис в Центральном парке Нью-Йорка, где и спрятана Калипсо. Потому что Бувье – девичья фамилия той самой Жаклин Кеннеди. Наша Белоснежка не хотела, чтоб молчуны знали об этом и зашифровала послание. Похоже, у этой непредсказуемой девчонки есть план, и в назначенный час мы должны быть на месте.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 24.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться