Когда звезды коснутся Земли

Размер шрифта: - +

20.3

– Почему ты не спишь в такой час? – поинтересовался Дарвин, обнаружив застывшую Эстер ранним утром у проекции окна.

– Встречаю свой последний рассвет… – прошептала она, тяжело вздохнув. – Я все продумала, Дар. Заложу в тебя частичку биополя Авкуаса, теперь для меня и это стало возможным. С его биополем все двери откроются. Перед самой церемонией объединения ты покинешь корабль. Запрыгнешь в его звездолет и улетишь, я объясню, как настроить автопилот. На берегу озера в центральном парке на закате тебя встретит кто-то из наших. Надеюсь, они расшифровали мое послание. Эдди точно должен был догадаться, кто такая Бувье... – Эстер снова задумалась, нервно закусив губу, и продолжила прокручивать в голове свой план.

– Но почему ты отправляешь меня к ним? Разве я больше тебе не нужен?! – удивился парень, на эмоциях развернув девушку с обреченным взглядом к себе лицом.

Нет, он вовсе не желал покидать свою храбрую и решительную Белоснежку. Не сейчас, когда она задумала сделать что-то ужасное и непоправимое.

– Я скорее погибну и взорву их ко всем чертям, чем позволю этим сумасшедшим добраться до моей силы! – призналась она близкому другу, прижавшись в поисках опоры к его твердой груди.

– Если ты задумала осуществить план Закари, умирать совсем не обязательно, – улыбнулся Дар. – Я с удовольствием сделаю это за тебя. Они не видят во мне угрозы, если и обнаружат в энергетическом секторе, то вероятнее всего решат, что глупый робот заблудился.

– Нет, Дар, ты не должен делать этого! – Эстер подняла голову, с мольбой заглядывая в его синие глаза, которые для нее всегда сияли особенным светом, и впервые увидела в этом рослом мальчишке взрослого мужчину, который не намерен менять принятое решение.

По ее щекам беззвучно полились слезы. Девушка понимала, что кому-то из них, чтобы совершить задуманное, сегодня придется умереть, и лучше б это была она. В ней течет кровь этих безжалостных монстров. Хочет этого или нет, но она уже одна из них. А люди… Неизвестно, примут ли они ее обратно? Сможет ли Томас простить и полюбить ее такой? Есть ли у полукровки с лазурными глазами будущее вне стен этого корабля?

Дарвин снова улыбнулся, держа ее лицо в своих ладонях, и она, принимая неизбежное, улыбнулась в ответ, чувствуя скатывающиеся слезы, которые парень заботливо вытирал пальцами.

– Не лишай меня права распоряжаться своей жизнью. Вряд ли ты задумывалась о том, что это исключительная привилегия человека. Не многим машинам вроде меня дано такое. Когда я осознал, что не волен выбирать жить мне или нет, попросил Тома поменять мои настройки. И он согласился, добавив функцию самоуничтожения. Позволь мне хоть раз сделать что-то настоящее и оправдать свое существование.

– Дар, но ты и так самый что ни на есть человек из всех! А еще мой лучший друг, – Белоснежка отчаянно уткнулась мокрым носом в его грудь.

Руки не слушались и дрожали, беспомощно цепляясь за мужскую спину, в идеально гладком костюме чертовых пришельцев. Слезы полились с новой силой, и Дарвин сжал девушку в объятьях.

Он слушал ее всхлипывания и сожалел о том, что в модели мужского пола не встроена подобная функция, потому что внутри у него шел настоящий дождь.

– Я мог только мечтать о том, чтоб однажды ты посмотрела на меня так, как смотришь сейчас, Эстер, – признался Дар, нежно касаясь ее лица ладонью. – Хватит лить слезы. Лучше подумай о том, что там на закате тебя будет ждать Томас. А теперь загрузи в меня биополе этого напыщенного молчаливого индюка, чтоб я смог беспрепятственно добраться до энергетического сектора. Взрыв мы им устроим что надо! Жаль только, так и не успел научить играть тебя в покер.

– Ты сделал для меня гораздо больше…

 

Очередной день клонился к закату. Зная, что остальные благополучно добрались домой, на душе Томаса стало немного легче. После всех тревожных событий, которые пришлось пережить накануне, эти сутки в компании редких, но жизнеутверждающий высказываний Зиги и радостного от воссоединения с хозяином Арчи текли слишком монотонно и размеренно.

– Да ну нахрен! Еще пишут, что все натуральное и никаких консервантов. Только этот батончик за восемь лет ни местная, ни космическая плесень не взяла, – раскатистым смехом загоготал здоровяк, пробуя на вкус товары, которые совсем недавно без разбора сгреб с полок местного супермаркета.

Прошло уже больше часа, как они вернулись к берегу озера. Том и ночевал бы здесь в надежде, что Эстер удастся прийти к назначенному месту раньше. Но Зиги был прав, говоря, что до заката им еще нужно дожить и выспаться, в то время, как гадкие пискуны и голодные Нью-Йоркские волки ночами не дремлют.

Время шло слишком медленно, а сердце билось в нетерпении. Мужчина вышел на миниатюрную пристань, подставляя лицо ветру и последним солнечным лучам.

«Это моя любовь оберегает тебя…», – неожиданно всплыли в памяти слова Белоснежки, а где-то вдалеке на юго-западе, сотрясая землю, прогремел мощный взрыв.

Небо на горизонте расцвело яркими вспышками, принеся с собой новое гнетущее ощущение.

– А это еще что за фигня? – с вопрошающей физиономией застыл рядом с Томом подоспевший Зиги. – Не иначе как пришельцы взлетели на воздух, – снова заржал он и эта мысль пронзила Тома в самое сердце.

Ноги уже не держали его, и мужчина присел на корточки в поисках опоры, обхватив руками раскалывающуюся на части голову. Страшная догадка взорвала весь его мир на тысячи осколков.

– Она и не собиралась возвращаться… – пробормотали сухие губы и Зиги наконец замолк, с горечью всматриваясь в пылающий горизонт. – В этом послании не было никаких загадок. Они с Даром завершили то, что не удалось всем нам. А теперь самое время помолиться за спасение ее души.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться