Кого я вчера подвозил

Размер шрифта: - +

Кого я вчера подвозил

    Поздний вечер плавно втягивался в ночь. Густую, весеннюю, ветреную и теплую. Трасса гладкая, асфальтная без колдобин. Скорость, с которой мчалась машина, была слегка завышена. Но машин почти не было.
     – Ля-ля-ля, парам-папам, пам-пам... Ох, как здорово! Как хороша жизнь! Как она чудесна! 
          Анатолий подкручивал небольшой приемник в машине, подпевая только что, прозвучавшей мелодии: настроение у него было прекрасное. Он заключил выгодную сделку. Выгодную для него со всех сторон. Условия контракта, просто, лучше не бывает. Конечно, огорчал только один нюанс, он не был владельцем завода, он всего лишь исполнительный директор, но это ерунда, его проценты были приличны.
        – Ну… неужели я это сделал. Талант! Я талантлив! Не может быть!  – вопил Анатолий, держась за руль, тарабаня по нему пальцами, тарабаня весело, азартно. В машине кроме него не было никого. Он мчал домой, дома его ждала любимая жена и маленький сынишка, ему всего два года.
         Близилась полночь. Он пересек границу с Румынией часа четыре назад, до дома всего рукой подать. Небольшой городок, в котором жил Анатолий, был густо населен, все вокруг знали друг друга, его тоже знал почти весь город. Анатолий был успешен. У него много друзей. Жизнь била ключом.
        Машина набирала скорость. На трассе никого. Вот, наконец, он проехал черту городка, мелькнул указатель.
Бодрость почему-то стала куда-то исчезать. Анатолий почувствовал легкую тревогу. Ему вдруг стало страшно, как-то не по себе, от своей радости, беспечности и везучести.
       Он хотел зверски спать, но спать нельзя, нужно мчать, его ждут дома.Ехать осталось всего километров пятьдесят.
Вдруг он увидел, что впереди кто-то неистово машет, тормозит машину, Анатолий проехал, вернее, проскочил мимо.
      –Что за ерунда? Николя, он, что ли? Чего это? Он? ночью? Здесь? Один?
      Анатолий сдал назад, притормозил. Дверца открылась, в машину впрыгнул Николя.
      –Слушай, ты чего здесь? Не пойму?  – удивленно произнес Анатолий.
      –Да так, тебя жду. Ты же в командировке, тебя заждался, ждал, ждал, вот, решил на дорогу выйти.
      – Слушай, ты, что не в себе. Николай, так мы же с тобой виделись, дней пять назад, ты не пьян?
      – Да, нет, ты, давай, жми, а то, тебя… там… дома заждались.
      – Так, у тебя, что-то случилось, Николя, я не пойму,  – тревожно спрашивал Анатолий у друга.
      –Да, нет, ничего не случилось, только видеться с тобой, редко будем, – грустно произнес Николя.
         Машина въехала на темную улицу, проулок глухой, старый, все фонари разбиты, у Анатолия похолодело в груди. Друг вел себя странно. Они знали друг друга давно.
       –Слушай, Анатолий, ты мне, вот… там… неподалеку… притормози… ладно. Смотрю, ты уже почти к дому подъезжаешь, теперь и мне спокойно.
      –Слушай, Николай, а где твоя машина? Ты чего пешком шастаешь? Ночью?
       –Да где, где? В ремонте. Ну, ладно, пойду, а то… скоро светать начнет.
       –Да, что с тобой? Странный ты какой-то  – Анатолий стал злиться.
      – Говорю... тормози, некогда мне. Я тебя домой доставил. Пока, – ответил спокойно, но довольно грубо Николай.
       –Домой доставил, что за ерунду ты несешь?
       –Скорость сбавь,  – почти рявкнул Николя.
      Анатолий притормозил, дверца хлопнула. Глаза исполнительного директора склеивались. Голос Николая был какой-то неестественный, слегка чужой.
 Анатолий раздражался. Радость испарилась. Глубокая ночь. Темень. Все какое-то неестественное. Смена собственного настроения настораживала Анатолия. Он был весел еще минуты назад, теперь зол. У Анатолия  перепадов настроения не бывало никогда. Ему впрыгнуть в одно состояние, потом в другое, всегда было сложно. Люди на него не влияли. И дело было не в Николае. А в чем-то другом.
Но думать об этом, он не хотелось. Самоанализ не его хобби. Он просто отметил для себя, что, что-то не так.
      –Ладно. Так… завтра с ним разберусь. Осточертел, небось, пил дня два, три, не просыхая, а теперь, дурака валяет. Иди ты,  Николя, знаешь куда…  Ладно, прощаю, с кем не бывает, – Анатолий говорил вслух.
       Он привык к странностям друга. И, зачастую, просто, не обращал внимания на его выходки .
        Высокий, смуглый Николай человек необычный, увлекался мистикой, не был женат. Любил кутеж, женщин. И вечно куда-то вляпывался.
       Еще поворот, еще один проулок и Анатолий дома. В окнах горел свет, его ждали.
      –Ну, Слава Богу, приехал, заждалась. Цветущая, красивая жена Анатолия Вика, поцеловала мужа.
       –Всю ночь не спала, тебя ждала. Как все прошло? Лучше не бывает? Все хорошо? Контракт подписан?А почему ты без Игоря? Сам приехал?
       –Он остался в Румынии. У него там свои какие-то дела. Есть хочу. И… тебя... солнце мое, тебя, тоже съем. Только сначала посплю, чуток. Анатолий хватал бутерброды с ветчиной и сыром, ел жадно и быстро. Выпил несколько глотков холодного пива.
      
                                                     2
       
       Капли теплого душа стекали по телам, они размякли и наслаждались друг другом. Казалось, тела двоих, жили, какой-то отдельной жизнью от их владельцев. Они, тела... растворялись, таяли, находились  в экстазе.
      –А как же твой сон, милый?
      –Да, ладно, Бог с ним, ты лучше любого сна,солнышко, – обнимая жену, шепотом, говорил Анатолий,  – я соскучился, очень. Сейчас вздремну немного.
       Наступало утро. Оно настойчиво освещало просторную квартиру Анатолия и Вики. Они лежали, обнявшись, в спальне. Оба нагие. Вика соскользнула с кровати и пошла на кухню. Она знала, что сейчас Анатолий проснется. Он поспит еще час, другой. А потом... она ему все скажет.
        –Надо выбрать… просто нужный момент, и все,  –бормотала Вика,  – Николай друг, старый друг,   – такая нелепость,  – прошептала снова Вика.
         –Что за нелепость? Ты о чем это? И почему глазки мокрые? Что случилось? – спрашивал Анатолий. Он подкрался к жене неслышно. Он заигрывал.
      –Слушай? Вик, совсем забыл тебе сказать. А, что с Николаем? Представляешь, я его  вчера, ночью, подвозил. Он, что в запое? Нес ерунду какую-то. На дороге меня остановил, сел в машину и вел себя странно. Он у нас и так чудаковатый. Сел сзади меня. Плел ерунду. Я его толком и не рассмотрел. Знаю, что он и все тут! Правда какой-то не такой, как обычно, странный какой-то…
      –Как это? – Вика вытаращила глаза?
       –Как это? На дороге ночью?
        – Ну, как, как?  Очень просто, я не стал его трогать, ты же его знаешь, когда у него настроение дерьмо, лучше не трогать. Говорит, машина его в ремонте.  – Анатолий жевал кусок ветчины, и продолжал таращиться на жену, вожделенным взглядом. Его тело не слушалось.
       – Я тебе позвонить хотела, не смогла. У тебя ведь командировка важная была. Потом, когда ты в дом вошел хотела сказать, тоже не смогла. Понимаешь, – Вика снова замялась.
         –Да, что происходит, ты можешь, толком мне объяснить? – Анатолий хотел услышать ответ, но жена медлила.
      –Понимаешь, твоего друга больше нет. Он разбился, автокатастрофа. И ты... –  она помолчала секунду, потом продолжила,  – не мог говорить с ним ночью. И подвозить тоже ты его не мог. Все случилось сразу... после твоего отъезда. Ты же мне сказал командировка важная, вот... я не рискнула тебе сказать.
     – Вика, ты что с ума сошла? Я его подвозил ночью,это был он, точно, и общался с ним. Правда, он какой-то странный, в костюме, ночью, на дороге.
        –Да, говорю же тебе, – Вика зарыдала. Анатолий стоял в сером банном халате и хаотично махал рукой, потом стукнул по столу, схватил мобилку и  пошел в другую комнату.
       На журнальном столике, хозяин квартиры заметил газету, небольшая статья  о гибели  Николая, зияла большим пятном. Реальность была странная, непонятная и жестокая.
     –Вика, Вика, – орал Анатолий, а кого же я подвозил... С кем я вчера общался?
     –Я не зна-ю-ю… Призрак наверное, – заикаясь отвечала Вика. У нее тряслись руки.
     –Я ведь не сошел с ума…Это подстава? Игра?
     –Нет… призрак… призрак – плакала, Вика…
     –Не понимаю, как это возможно? Знаешь, мне тогда в машине спать очень хотелось. Я раза три, чуть не уснул. Но я не спал. Да, и дом уже... близко был, – тихо произнес муж Вики.
    –Может я уснул бы за рулем, если бы не он?!  – прошептал Анатолий. –  Да, ладно, так не бывает. Погиб, значит, в автокатастрофе…
      Вика тихонько плакала, ее слезы были теплые.
     Анатолий обнял жену, они стояли так… долго. Они молчали о случившемся. С детской комнаты доносился детский крик...



Инесса Завялова

Отредактировано: 06.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться