Когти и перья: в поисках знаний

Глава двадцать первая.

Глава двадцать первая.

«Некоторые жалуются, что жизнь – сложная

штука. Некоторые – это обычно я.»

Римара Ривс

«Жизнь такая, какой ты хочешь её видеть»

Рагнар Ривс

-Быстрее, Ривс! Слишком долго целишься, Харасуки! Мондер, ты мечом орудуешь или шампуром?!

Этим утром Даркер был безжалостен к нашим ошибкам. Впрочем, как и всегда. Утро выдалось прохладным и мы, позёвывая, пытались выполнить обычную для любого студента программу. Никто не ожидал, что управленцы будут хорошо сражаться, так что орал Даркер исключительно из привычки. Вампир считал, что если не дать ленивому адепту хорошего пинка, то тот никуда не пойдёт и ничего не сделает. С одной стороны, я могла его понять, с другой, получать вечные пинки, пусть и больше моральные, не хотелось.

Я кидала свои излюбленные кинжалы в мишень, неизменно попадая прямо в яблочко, но Даркер всё равно оставался недоволен. И как он успевает за всеми следить? Он не замолкал ни на секунду, делая всем уничижающие комментарии. А ведь нас собралось почти сорок на полигоне в это утро. Не так уж просто уследить за всеми. Конечно, если вы не столетний вампир с огромным опытом за плечами.

Я глубоко вздохнула и бросила кинжал от бедра. Орудие вонзилось в мишень, попав ровно туда же, куда и до этого. Возвращала я его с помощью магии, поднаторев в чарах левитации за прошедшие полторы недели с начала учебного года. Профессор Неклюд искренне радовался каждому нашему успеху, так что стараться на его занятиях было даже приятно.

Я возвращала очередной кинжал к себе, когда почувствовала каким-то шестым чувством, что что-то не так.

-Римара! – услышала я истошный крик Лойса откуда-то сбоку и начала разворачиваться, краем глаза уловив резкое движение за спиной и отблеск металла. Ничего не успеть сделать. В меня летела тонкая, но смертоносная стрела, а я ничего не успевала сделать. Мысли проносились в голове со скоростью звука. Все, что я могла – это попробовать защитить жизненно важные органы, заслонив их менее нужными. Неважно, что я люблю всю себя, иногда чем-то приходится жертвовать!

Я вскинула руки будто сквозь вязкий кисель, укрепляя вокруг них магией воздух. Потоки восходили вдоль локтей, поднимаясь к пальцам и расходились полукругом в пространстве. Я сама не знала, что делаю, это было случайно, интуитивно. Все звуки потеряли смысл, остались только мы. Я, стрела, и моя магия. И будто время почти замерло. Стрела вот-вот должна была вонзиться мне в руку, прошить насквозь и вонзиться в сердце, но вместо этого наконечник столкнулся с магией, начал сминаться и стрела, сломившись на пополам, упала к моим ногам.

Звуки разом вернулись, и тут же пропали, но уже по другой причине. Все смотрели на меня с распахнутыми глазами. Моё сердце билось так сильно, что от прилива адреналина мой слух обострился и я слышала учащённое дыхание каждого на полигоне. Я ошалело перевела взгляд на Директора. Он стоял посреди площади и широко улыбался, обнажив клыки. Искренне так.

-Отлично, Ривс. Получаете автомат по защитным манёврам в этом семестре. Адепты, только что вы имели счастье наблюдать практически идеальный щит. Не требует много времени на создание, возникает из ничего, всегда защитит. Советую потренироваться и научиться выполнять его до того, как вы решите выбрать специализацию энергетика. Так как наши с вами занятия во втором семестре будут носить уже не такой приятный и лёгкий для вас характер. А кидаться оружием я буду частенько. Но вот в первом семестре этого в плане не стояло. Так что, Энариэле, ваше наказание за неосторожность – мытьё первого этажа главной башни. Ведро и тряпку получите у уборщицы.

Эльф, пустивший в меня стрелу, уж не знаю, случайно или специально, сузил глаза и сжал губы. Нет худшего наказания для эльфа, чем унижение, а уж мыть пол – точно унижение для их расы. Лойс встал рядом и положил руку мне на плечо.

-Всё впорядке? – взволновано спросил он, провожая глазами удалявшегося Даркера.

-Да, думаю, да, – отозвалась я, настороженно глядя на свои руки, - ты видел? У меня вокруг рук потоки…

-Я видел, но не думал, что ты так можешь. Если честно, я думал, нам до такого ещё учиться и учиться!

-Я тоже не думала, что могу, случайно вышло, - улыбнулась я.

Урок был, очевидно, закончен, да и сражаться, когда эмоции бурлят – не лучшая практика, так что можно было не продолжать и Директор это прекрасно понял. Остаток дня мы с Лойсом пытались разобраться, что же у меня всё же тогда получилось на полигоне и к концу пар нам даже удавалось воспроизвести что-то подобное. Вот только вместо того, чтобы смять металл, он в лучшем случае замедлял огрызок от яблока, не давая тому сильно ударить меня. У Лойса дела обстояли и того хуже – он едва-едва мог задержать брошенный в него комок бумаги. Но начало определённо было положено, и мы остались довольны собой. О нападении в моей памяти уже почти не осталось и следа. Время летело быстро в Академии, и обращать внимание на такие мелочи, как угроза собственной жизни было совершенно некогда. В конце концов, для многих из нас когда-нибудь это станет профессией. Впервые подумала, что же ждёт Рагнара после окончания Академии, но тут же погнала грустные мысли прочь. Мы ещё даже и месяца не проучились, какое там заканчивать!

Вечером я сидела за домашней работой по истории магии, пытаясь сопоставить события и даты между собой. Удавалось с трудом. Рядом Рагнар мучился над книгой по нежитеведению. Дело не шло. Спустя полчаса попеременных посапываний и ругательств, в комнату ворвалась Ундина. Она пролетела мимо нашего общего стола в свою комнату, громко хлопнув дверью, и оттуда раздался плач. Я растерянно посмотрела на брата, но тот только зажал уши и продолжил корпеть над учебником.



Кати Миро

Отредактировано: 19.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться