Кокон бабочки

День из жизни школьной знаменитости — Нины Хорнол

Нина 
22.09.16

Это утро отличалось от многих других тем, что именно сегодня мне стало казаться, что моя жизнь начала рушиться, прям как карточный домик после легкого дуновения ветра. У меня не редко бывало плохое настроение, когда все вокруг раздражало или мне было грустно. Чаще всего такое происходило, когда мне надоедало общество, в котором я нахожусь, ведь практически каждый день, начиная начала обучения в школе и до сегодняшнего дня, мне приходилось быть идеальной дочкой дома и предметом подражания для многих девушек в школе.

Но сейчас был немного другой случай. Если бы можно было изменить прошлое, то скорее всего я бы поменяла только одну вещь. Лишь одну, из-за которой жизнь стала больше похожа на театральную постановку. Но, увы, повлиять на то, что уже произошло, невозможно.

Оглядываюсь вокруг себя, пытаясь найти взглядом домашний халат, который обычно надевала утром. Тот обнаружился довольно быстро. Лениво встав с кровати, подошла к стулу, на котором он, собственно, и находился.

Натягиваю его, мыслями находясь в совершенно другом месте. 
Возле трубки домашнего телефона, несколько недель тому назад. В памяти всплывает образ моего отражения в зеркале, когда я, сделав несколько небольших шагов назад, разрыдалась.

А ведь изменить мне хотелось такую незначительную вещь!

Мне хотелось просто не брать дурацкую трубку домашнего телефона. Забавно, да? Тогда  мне довелось услышать всего одну фразу, но я её запомнила настолько хорошо, что кажется, буду знать на изусть до конца своей жизни.

Возможно, забавно, и выглядит так, будто я всё преувеличиваю. Даже вот родители сидят в гостиной, откуда сейчас слышно шум телевизора; Лина, моя сестра, включила музыку, которую слышно и в моей комнате, из окна помещения видно прекрасные деревья, жёлтые листья которых выглядят очень яркими из-за лучей утреннего солнца. Все выглядит спокойно, мирно, будто ничего плохого нет. Только одно не вписывается в эту идиллию — я.

Забавное совпадение, не находите, узнать в свой день рождения о том, что ты приёмная дочь. Многие подумают, что это не так уж и плохо, родители ведь любят тебя, но не всё так просто.

Изначально меня вообще выбило из колеи то, что услышала. Потом несколько дней раздумий, и в конце концов пришло понимание того, что не могу просто закатывать скандал и ссориться с родителями из-за этого, ведь они всегда относились ко мне будто я не приёмная дочь, а их родная.

Сначала, принимая такое решение, я не отдавала себе отчёт в том, что молчать об этом будет сложно. Настолько сложно. Эти невысказанные слова и обида сначала превращаются в эмоции, а после будто душат тебя своей силой, поглощая тебя всю и не давая шанс вырваться иж этой пучины.

Вот и остается, терзать себя в поиске самого правильного решения, которого попросту не существует.

Бестолково витая в мыслях самобичевания, я собиралась в школу. Очень скоро предстояло самое сложное — спуститься на первый этаж и сделать вид, что всё как всегда и ничего страшного не произошло. Быстро умылась, следом почистила зубы.

Ну а выбор одежды не был трудной задачей, так как  еще вчера подготовила вещи, которые собралась сегодня надевать.

Спустя десять минут уже была готова, и даже сумела собрать волосы в подобие высокого конского хвоста, который обычно не мешал мне в школе. Взяв рюкзак, также подготовленный мною еще вчера, спустилась в низ, предварительно сделав глубокий вдох. Мой отец, или как его называли подчиненные в фирме, где он работал, Питер Хорнол, читал утреннюю газету, сидя на диване перед телевизором, а мама, по совместительству дизайнер интерьера Холи Хорнол, стояла на кухне и пекла ароматные блины, которые очень часто готовила к завтраку.

—  Доброе утро, — радостно произнесла, только зайдя в гостиную.

—  Доброе, — ответил отец, на секунду оторвавшись от чтения газеты.

—  Нина, иди завтракай, а то в школу можешь опоздать, — сказала мне мама, выглянув с кухни, с тёплой улыбкой на губах.

Быстро скользнув между диваном, где сидел отец, и телевизором, по которому шла какая-то комедийная передача, направилась в небольшую, но достаточно просторную кухню.

Мама сама создала дизайн этой комнаты, так как ей хотелось самой сделать место, где она захочет проводить время, готовя что-то для своей семьи. Получилось довольно просто, но от этого не менее красиво.

Шкафчики насыщенного красного цвета, с узорами белых и чёрных оттенков, были расположены достаточно высоко, что экономило довольно много места на кухне. Обеденный стол находился на углу перед входом в гостиную. Он установлен таким образом, что создавало ощущение естественной перегородки между кухней и гостиной. И в первой комнате, и в второй большие панорамные окна, которые делали их более светлыми. А зеленые растения, которыми мама украсила эти комнаты, создавали так же ощущение уюта.

Когда я сделала чашку кофе, а именно она придавала мне энергию и сил, чтобы прожить очередной день, мама уже поставила на стол порцию блинов, политых моим любимым карамельным соусом.

В последнее время мне самой было интересно узнать у себя, почему даже в мыслях я продолжаю называть Холи и Питера мамой и папой.

Может, это привычка, выработанная с годами, но что-то мне кажется, что это из-за того, что мне посто не удаётся воспринимать их как не родителей. Мозг никак не привыкнет к этой мысли.

Пятнадцать минут мне потребовалось, чтобы закончить со своим завтраком и, одевшись в верхнюю одежду, выбежать на улицу. Все-таки ощущение того, что ты опаздываешь может помочь в феноменальные сроки справится с тем, на что обычно требуется пол часа.

Дорога до школы заняла еще пятнадцать минут, а в семь пятьдесят пять я уже была возле здания школы. Еще немного и пришлось бы выслушивать десятиминутную тираду учителя истории.

Быстро найдя необходимый кабинет, чудом успела зайти в класс раньше учителя и сесть возле моей вечной спутницы Молли, которая сразу начала рассказывать о себе и своём парне — Джеймсе.



MELEDI_WAIT

Отредактировано: 01.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться