Кокон бабочки

Точки над i. Длинная ночь

24.09.16

Сердце с каждым мгновением стучало все быстрее и быстрее, увеличивая и без того невероятно сильное волнение. И вот, несколько минут, и ворота открываются, пропуская меня внутрь. Пройдя по дорожке, подхожу к дому. На пороге уже ожидает родительница, скрестив руки на груди в жесте недовольства. Именно в этот момент у меня закралось сомнение, что все будет сложнее, чем я предполагала изначально.

Сделав глубокий вдох, подхожу к родительнице и приветствую:

—Привет Глория. — Говорю слегка ослабшим от волнения голосом, при этом поправив и без того идеально уложенные волосы.

—Приветствую и тебя, Джулия.— сдержанно отозвалась приёмная мать, а спустя несколько секунд, оглядев меня, добавила.—Проходи, Викхэм уже ждёт в гостиной.

Она развернулась, направившись в дом, я, ничего не ответив, проследовала за ней. Тут, в просторном доме, все так же, как и раньше. Ничего не изменилось, даже атмосфера отрешённости осталась. Только меня тут более нет и впредь не будет. Особенно если родители не пересмотрят свой взгляд на моё воспитание.

Оставив обувь и верхнюю одежду в коридоре, направилась за Глорией в гостиную. Чуть дальше находилась кухня. Там был накрыт небольшой стол на три персоны.

Приёмный отец сидел на мягком диване цвета кофе с молоком.

Видимо, мужчина ожидал нашего прихода, ведь когда я с матерью зашла, тот встал, сразу же поприветствовав меня: 
—Привет, Джулия. Рад тебя видеть. — как всегда серьезно промолвил Викхэм.

—И я рада.— Отозвалась, слабо улыбнувшись. Напряжение чувствовалось в воздухе и не оставлял мне шансов успокоиться пред важным разговором.

Когда мы сели за стол, первый же вопрос-реплика родителя молниеносно выбила из меня все желание объяснять, заставив снова почувствовать, каково это, непонимание на вкус: 
—И что же, Джулия, расскажешь, почему сбежала из дома, заставив меня и свою мать нервничать? Или, хочешь сказать, ты ничем нам не обязана?— отец отправил в рот кусок стейка, а я чуть ли не подавилась своим соком.

Отвратительный ком неприятного чувства обиды буквально сковал меня, не давая возможности даже нормально дышать.

Мне пришлось на мгновение закрыть глаза, чтобы  сконцентрироваться и суметь подобрать нужные слова. Хотя, и то, и то получалось с трудом.

Мне даже не верилось, что они настолько не понимали того, как далеки мне в качестве семьи. Неужели они не видят этой огромной пропасти между ними размером в целых четырнадцать лет? Родитель, проявляющийся дома раз в неделю, а то и того меньше, и родительница, которую совершенно не беспокоит ни желания, ни мысли ее же «дочери». Действительно, это ведь я настолько ужасный ребёнок.

Кажется, молчала не меньше минуты, прежде чем сумела открыть глаза и вымолвить жалкое «Мне не было места в доме, с которого меня выгнали»

Брови обеих моих собеседников взлетели вверх от удивления. Только если Викхэм был шокирован, то в глазах Глории так же читался и испуг. У меня не было уверенности в том, с чем он связан, но было предположение, относительно того, что могло стать причиной его появления. Приёмный отец редко бывал дома, а потому вряд ли мог знать о методах воспитания, применяемых матерью.

Пока я находилась в ступоре, приёмный отец все же нашёл нужные слова, решаясь задать такой важный вопрос: 
—Что же, вполне любопытная ситуация, но мне на самом деле хотелось бы узнать подробности всей этой ситуации. Расскажешь?

Единственное, чего бы мне действительно не хотелось — так это ссорить их. Но кажется, сейчас случайно могу стать  причиной скандала или очередных разбирательств.

Подобная ситуация отрезвила довольно быстро, заставив мгновенно среагировать и отойти от изначального шока.

Вздохнув, решаю прекратить спор на корню, а потому, набравшись  смелости, произношу: 
—Не важно. Сейчас мы тут не для того, чтобы выяснять кто прав, а кто нет. Я хотела с вами поговорить, объясниться, добиться понимания. И если этого не получится, то мне не место в вашей семье.  Если вы хотите того же, то давайте перейдем к более важному разговору.

Викхэм слегка успокоился и на его лице впервые за весь вечер проявилась тень улыбки. Мне это показалось хорошим знаком. Глория же лишь сильнее напряглась, опустив взгляд вниз. Казалось, она не хотела встретиться со мной глазами.

—Ну что же, Джулия, тогда я жду твой рассказ. Где ты была это время, пока сбежала. И что ты хотела нам объяснить? —отозвался отец, показав рукой, в которой ещё находилась вилка, жест, призывающий продолжать.

—Во первых стоит сказать, что я работаю. Да, возможно не в лучшем месте, но работаю, а потому могу позволить себе снимать квартиру на пополам с подругой. И да, все это время я жила там, а потому мене не пришлось скитаться по улицам. А во вторых, хотела поговорить именно об этом. Вы ведь сами понимаете, что никогда не сможете стать мне настоящими родителями, как бы не пытались, ведь я попала к вам в четырнадцать лет. Всё бы ничего, но порой это действительно переходит какие либо границы. Глория, —  тут мой взгляд пал на приемную мать,— я понимаю, что ты хотела бы казаться матерью, но это действительно невозможно. А потому я и дальше хотела бы жить отдельно. Мне практически восемнадцать лет, так что не думаю, что это серьезная проблема. А влиять на моё воспитание сейчас поздно. —  С не малой долей волнения в голосе пояснила все, переведя взгляд обратно на Викхэма.

Мне действительно хотелось верить, что они поняли, что мне хотелось донести и примут моё решение.

—Все это конечно отлично, Джулия, но не так просто, как кажется.—Викхэм вытер салфеткой рот и посмотрел на меня. —Мы по закону обязаны следить за тобой до твоего совершеннолетия. И это минимум. Если хотя бы какая-то организация узнает, что ты живёшь где-то неизвестно где, то у нас отберут родительские права, а так же ту долю наследства, которую нам оставила твоя бабушка. А если её неожиданно отберут, то это приведёт к серьезным убыткам, а возможно даже банкротству. Тогда уж никто не поможет нам держатся на плаву. Именно поэтому Глория так переживала по этому поводу. Ведь от тебя зависит не только наша жизнь, но и твоя собственная. Потому что, если мы потеряем возможность быть твоими родителями, это отразится не только на нашем состоянии, но и на твоей жизни. Мне не кажется, что ты хотела бы оказаться в интернате, верно?— Закончил свой рассказ отец, пожав плечами, а на меня вдруг нашла волна облегчения.



MELEDI_WAIT

Отредактировано: 01.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться