Кольца Лины

Размер шрифта: - +

Глава 9. В Вельде

Мы собрались до сумерек. Полет на рухе исключал более или менее серьезный багаж, однако хотя бы смену белья и кое-что из одежды взять с собой следовало. Дин принес мне небольшую с виду, но, как оказалось, довольно объемную сумку, в которую прекрасно поместилось ветхое «приданое», пожалованное мельником. Дана, заглянув на минутку к нам с Дином, попросила разрешения взглянуть - я даже слегка растерялась от такой вежливости, - хмыкнула и велела все это бросить, дескать, прислуга потом заберет на тряпки. Вскоре она принесла другие вещи: пару новых тонких нижних рубах, блузу, юбку, жилет со множеством мелких пуговок, пару платков на голову, шелковый и простой с тонкой вышивкой.

- Вот тебе на первое время, - сказала она, - одолжим у моей мачехи, она такая же худая и длинная. Нет, правда, вас и за сестер принять можно, если бы ты ещё научилась делать такую же высокомерную гримасу, от которой мухи дохнут. Княжья родственница, фу ты ну ты! И не переживай, она не заметит. Она сроду не знала, что есть в ее сундуках, я взяла самое простенькое. Отцу, кстати, её тоже королева сосватала. И что ей вздумалось нас с князьями роднить, не понимаю? И с Вельдом, и с Таумом. Отец, конечно, страсть как доволен, но чем он услужил королеве, неужели так и не узнаю!

Я могла лишь сочувственно пожать плечами.

- Камита, а в твоем мире есть князья, король?

Я кивнула, изобразив неопределенный жест, Дана озадаченно захлопала глазами и, к счастью, не стала уточнять. А и правда, как ответить? Ведь и князья, и короли, и еще куча всяких титулоносов у нас есть, но в здешнем понимании их вроде бы и нет, а то, что есть у нас, даже голосом долго объяснять придется. Вот, у дедушки не очень получилось в свое время.

- А ты не родственница вашего князя?

Я с улыбкой помотала головой — нет.

- Жаль. Ну ладно. Камита, вот скажи... Кстати, ничего, что я тебя Камитой называю? Привыкла.

Я пожала плечами - да пустяки, ленна, зови-зови, я тоже привыкла.

- Камита, ты ведь слышала заклинания моего дедушки? Помнишь? Ты сама их знаешь?

Я опять кивнула.

- Ты училась заклинаниям?

Я достала из стола Дина лист бумаги и, обмакнув перо в чернильницу, кое-как написала: «Это стихи. Поэзия».

Ни разу не слышала, чтобы в простой речи тут вообще упоминались стихи, но слова я знала, значит есть такое. Дана смотрела без понимания. Возможно, я опять не угадала с грамматикой?

Наконец, ленна пробормотала:

- Я слышала, что поэтические заклинания самые мощные.

То есть, что-то до неё дошло, но малость не тем боком. Ладно, пока сойдет.

Пришел Дин и ненавязчиво прогнал ленну — дескать, Нона спрашивала, да и не надо ей проводить время с нами, ненужное внимание привлекать. Для себя он собрал такую же небольшую сумку, как у меня. Все делал отрешенно как-то, молча. Волновался?..

Сухо сообщил:

- Книгу я отнес в комнату Даны, твои бумаги сжег.

Я кивнула — да, дорогой, все правильно.

- Понятно, что ты ещё не летала в седле, - он искоса взглянул на меня, - а лошадей тоже боишься? Или мне показалось?

Ох, ему не показалось. Не то чтобы боюсь, но приближаться остерегаюсь. И вообще, я не ездила верхом никогда в жизни, если не учитывать карусельных лошадок в далеком детстве.

- Ничего, - он ободряюще улыбнулся, - держись за меня крепче, и все. Только не трепыхайся, а то птица чужая будет, какая ещё попадется. Не бойся, я справлюсь. Когда-то я много летал, это не забывается.

Да, дорогой. Наверное, это как ездить на велосипеде...

Когда-то имень позволял ему летать на птицах. Раньше, когда Дин ещё решил, что хочет смыться куда подальше из этого «благословенного» места...

Я улыбнулась Дину в ответ. Ничего, я тоже справлюсь. Страшно, но сожму зубы и скорее тихо умру, чем буду мешать. Понятно же: на такой высоте, верхом на птице — до сих пор остерегалась представлять себе, каково это, - и еще барышня, бьющаяся в истерике от страха! Право, тогда легче эту барышню пристукнуть малость и везти как багаж...

Это же мне надо. Надо выжить, остаться здоровой, вернуться домой. И уже совсем не имеет значения, насколько страшно.

Дин принес нам экипировку: шерстяные плащи с рукавами и капюшонами, которые затягивались шнурками — и сами плащи, и их капюшоны, мягкие сапоги и плотно облегающие голову шапочки, и ещё теплые штаны и куртку для меня. Всё было не новым, хоть и добротным.

- Сядешь по-мужски, так тебе легче будет, нам ведь часов шесть-семь лететь, - сказал он. - Ничего, в Сарафире к такому привычны, на постоялом дворе переоденешься. И по лавкам пройдешься, если не хватает чего. Сарафир — столица Вельда, - не забыл пояснить.

Вот до чего-чего, а до лавок в Сарафире мне пока дела не было никакого...

Бросив вещи кучей, Дин присел на пол, положил голову мне на колени и замер так. Я запустила пальцы в его волосы, погладила. Они спутались, расчесать бы. Вообще, девушке бы такие кудри, густые, блестящие, как мех, такой приятный пальцам. Очень приятный...



Наталья Сапункова

Отредактировано: 27.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться