Кольцевая электричка

Размер шрифта: - +

6. День перед отпуском

Утро ничем не удивило. Секундные стрелки с той же размеренностью обегали круги по циферблатам часов. Люди все так же с переменным успехом пытались вписаться в эти круги, иногда опаздывая на целые минуты.

Единственное, что изменилось со вчерашнего утра, – это появилось желание поспать подольше. Обычно Лев не ложился позже десяти часов вечера, а вчера его тело достигло кровати и мгновенно уснуло только в двенадцать минут третьего ночи.

Заходил куратор регионов Староселец, отчитался в том, что заявки с регионов были вчера собраны до полудня, в ответ на что Царь ему сообщил, что, в таком случае, если не будет больше накладок, Староселец еще может рассчитывать на пятидесятипроцентную премию.

Раздался звонок по внутренней связи.

- Лев Николаевич, Харлампиева не вышла сегодня на работу. Звонила ее сноха и сообщила, что вчера, вернувшись домой, она почувствовала себя плохо, и ее отвезли в больницу, – сообщила Марина.

- Пусть не забудет предоставить подтверждающий документ из больницы, иначе будем вынуждены отметить ей дни болезни как прогулы, – спокойно ответил Лев Николаевич и поинтересовался: – А телефон фонда ты ей вчера дала?

- Я ей говорила, чтобы она зашла за контактами, но она в течение рабочего времени не появлялась. Сказала, что во всяких фондах была, и толку никакого, – отчитался голос Марины.

- Ясно, напомни ей еще раз, как появится, – распорядился Царь.

- Слушаюсь, Лев Николаевич, – ответила Марина металлическим тоном. По-видимому, ей тоже казалась бессмысленной передача номеров, и она осуждала шефа за черствость.

После этого день потек по проверенному сценарию. Приближалось время обеда. Встреч на обеденное время назначено ни с кем не было, но почему-то не хотелось есть в одиночестве.

Взглянув на часы, директор подошел к окну.

Электричка бежала по кольцу. Лев подумал, что все транспортные средства оставляют за собой следы, и только железнодорожные составы едут по заранее проложенным путям.

Сегодня электричка вызывала не чувство тоски по беззаботному детству, а восторг от прикосновения к мечте. Лев понимал, что только вчера впервые в жизни он был по-настоящему счастлив, и это заставляло его задуматься о смысле жизни.

Ему вспомнились слова песни из старого советского мюзикла: «Все ищут ответа, где главный идеал? Пока ответа нету, копите капитал». Вот и смысл его жизни свелся к заработку денег по одной причине – из страха зависеть от денег. Но он понял одно: когда у него появились большие деньги, они захватили власть над его жизнью, временем и мыслями. Теперь он стал их рабом, он жил, чтоб они плодились и приумножались. Ну а как еще жить, он не знал. Было поздно менять порядок вещей. Сейчас, управляя финансами, он хотя бы чувствовал себя нужным, хотя, конечно, осознавал, что если его не будет, мир не станет хуже, и деньги легко найдут себе другого раба, эфемерным блеском внушив, что он – хозяин жизни.

Подойдя к селектору, Лев нажал вызов кабинета коммерческого директора, но длинные гудки дали понять, что Малахова там нет.

Ноздри Царя расширились: он не терпел, когда не отвечают на его звонки и когда сотрудники не на рабочем месте.

Едва он нажал сброс, раздался звонок из приемной.

- Лев Николаевич, коммерческий директор полчаса назад уехал в таможенное управление, будет только к шестнадцати часам, – увидев, что директор пытается связаться с сотрудником Малаховым, опередила вопрос Марина.

- Ясно, значит, на обед его можно не ждать, – задумчиво произнес Лев, продумывая, с кем еще из сотрудников можно пообедать. Первого зама не хотелось приглашать: у того почему-то кусок в горло не лез, когда они сидели за одним столом. Остальных сотрудников тоже звать не хотелось, все равно дальше отчета о проделанной работе разговор не пойдет.

- Можно не ждать, – резюмировала Марина и добавила: – Если вам не с кем пообедать, Лев Николаевич, я охотно составлю вам компанию, как в старые добрые времена.

Лев вспомнил, как не так давно ухаживал за секретаршей. Вначале это были совместные обеды, после добавились еще и ужины. Хотя почему бы и нет? Марина отличалась незаурядным умом, эрудицией и разносторонностью. Тем более что она была его надежными глазами и ушами в фирме.

- Хорошо, давай пообедаем, – согласился Лев.

- Благодарю вас за благосклонность, господин Царь, – съехидничала Марина.

- Ты мне давай там не юродствуй, – сурово, но беззлобно осек ее Лев. Секретарша знала, что ей такое будет прощено. Он иногда думал: может, зря порвал с Мариной, она бы была ему достойной спутницей жизни. Но, как ни странно, хотелось страсти, а не расчета, хотя бы в личных отношениях. Всю жизнь он занимался тем, что контролировал свои чувства и эмоции, а тут с возрастом ощутил себя в этом обделенным.

- Так куда вы меня пригласите, Лев Николаевич? – непринужденно поинтересовалась секретарь.

- А где ты мне заказываешь столик на каждый обед, в том числе на сегодняшний? – вопросом на вопрос ответил Лев. Он всегда недоумевал, когда люди задавали вопросы, на которые сами могли дать ответы, но женщине это можно было простить и списать на кокетство.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться