Кольцевая электричка

13. Возвращение к реальности

В модном заведении быстрого питания, ставшего частью американской культуры, с интерьером, выполненным в красно-желтых тонах и всеми любимом за бесплатные туалеты, было, как всегда, много народа.

Разношерстная публика, основную массу которой составляла молодежь, стояла в очередях, вглядываясь в спины друг другу с видом овец, узревших новый забор. Мысли посетителей витали далеко, стараясь оторваться от давящей обыденности, которая заставляла людей бежать быстрее и быстрее, надеясь в этой гонке, называемой жизнью, собрать больше главных призов и умереть хоть и раньше отведенного срока, но в достатке, так, правда, и не поняв, для чего они жили.

Протолкнувшись к выходу, навстречу солнцу, появились четверо мужчин с различными эмоциями на лице.

Первым вышел Лев Николаевич в темных очках Гены, частично прячущих синяк под глазом. Он с чувством удовлетворения похлопал себя по животу. Вторым вышел Гена, с непривычки щурясь от яркого солнца. Всем своим видом он выражал стабильное безразличие. Третьим появился Жора. Он поправлял ремень на брюках и осматривал суетящихся возле входа прохожих. А четвертый вышедший держался за живот и неуверенно оглядывался; это был Федор.

- Что-то в животе напряжение какое-то, – пожаловался он остальным.

- Конечно, напряжение будет, учитывая, что ты моркови наелся и молочным коктейлем запил. Скоро у тебя вообще дно вырвет, – заулыбался Гена.

- Так там ничего более здорового не было, одни канцерогены, – оправдался Федя.

- Зато вкусные канцерогены, – заметил Лев Николаевич и вопросительно посмотрел на Жору: – Да?

- Есть можно, не хуже, чем в деповской столовке, – согласился Жора, – хотя я без супа не могу.

- Я одного качка профессионального знаю, так он говорит, что суп – это жир, вываренный из мяса, и никакой пользы от него нет, – поделился Федя.

- А если бульон заморозить, с него снять жир, образовавшийся сверху, то получится просто вода? – возмутился Гена.

- Суп есть надо, – сделал заключение Царь. – Желудку нужно радости устраивать чаще, чем сознанию. Сейчас мы порадовали этой едой сознание, но напрягли желудок.

- Вы его контрольно добили, Лев Николаевич, – подсказал шефу Гена.

- Ладно, отвезите нас с Жорой ко мне, потом решим, как быть, – недовольно посмотрел босс на телохранителя и, решив не развивать тему, добавил, обращаясь к юристу: – А тебе, Федя, спасибо за хорошую работу! Будь на связи.

Федор пожал всем руку и удалился на слегка согнутых в коленях ногах, по-прежнему держась за живот. Оставшиеся сочувственно посмотрели ему в след.

- По дороге заедем в аптеку, найдем лучшее средство от головы, – распорядился Лев Николаевич, направляясь к «джипу», потом подумал и добавил: – Ну, и от желудка.

- Лева, давно доказано, что лучшее средство от головы – это топор, – сострил Жора.

- А от желудка – водка? – подозрительно глянул на него Царь.

- По национальной традиции водка – это средство от всех болезней, – доброжелательно объяснил Жора.

На это Лев Николаевич ничего не ответил, а только вздохнул и, левой рукой потрогав себя где-то между печенью и желудком, открыл дверцу машины и сел на заднее сиденье.

Гена разбудил спящий мотор, и дорога побежала в сторону дома босса.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться