Кольцевая электричка

Размер шрифта: - +

24. Утренний марафон

То, что он немного подремал в камере, его взбодрило, но все равно ноги гудели от усталости, а голова была словно набита ватой. А пришлось еще чистить форму и подколоть булавкой дырку на спине, поскольку ниток с иголкой в месте ночевки Жоры он не смог найти. Назвать это домом или даже жильем язык не поворачивался из-за творящегося там беспорядка.

Дорога к депо показалась очень длинной. Вообще у Льва сложилось впечатление, что за эти дни он прошел больше, чем за предыдущие лет пять. Хотя, наверное, так и было ведь: в основном ходить приходилось до и от машины. Конечно, он вел спортивный образ жизни, ходил в тренажерный зал, где бегал на дорожке перед тренировкой не менее пятнадцать минут, но, как оказалось, ходьба – это отдельный вид спорта. К тому же ныла нога, напоминая, что вчерашние события не бред, а реальность.

Подойдя к проходной, Лев понял, что один из этапов, намеченных для достижения поставленной задачи, выполнен. Но недобрый взгляд тети Нюры на проходной не предвещал ничего хорошего. Когда он пытался обойти ее стороной, вежливо поздоровавшись, она его дернула за карман куртки и насильно оттащила в сторону.

- Ты что, гаденыш, вчера после смены не заглянул к нянечке? Не доложил, что с тобой стряслось? Я всю ночь переживала. Как жопу подмывать – так нужна была, а как с мордой побитой ходит – так хоть бы что! А ну давай, рассказывай, а то у меня смена заканчивается, потом через неделю только увидимся. Глаз покажи, совсем, наверно, затек? – отчитывала его нянька, не избавившаяся от своей роли ответственного по уходу за младенцем, и, увидев, что он не торопится снимать очки, добавила с угрозой в голосе: – А ну, глаза разул быстро!

Лев никогда в жизни не сталкивался с подобным отношением и даже не знал, как реагировать. Человек вроде беспокоился, что делало ему честь, но в то же время это беспокойство было агрессивно; однако Лев понимал, что это жизнь Жоры, а не его, и он не вправе ее кардинально менять.

Чтобы не провоцировать конфликт, Лев послушно снял очки.

Глаза тети Нюры налились кровью, когда она увидела второй фингал.

- Тааак, – протянула она и, размахнувшись короткой толстой ручкой, саданула его по нижней части тела, называемой «пятая точка». – Ты, засранец, каждый день решил драться?

- Да что вы себе позволяете, тетя Нюра? – шепотом возмутился Лев, озираясь по сторонам: он чувствовал себя жутко неловко от происходящего.

- Что я себе позволяю? Да сейчас ты узнаешь, что я себе позволяю! От работы отстраню! К директору депо пошли, он тебе объяснит, что я себе позволяю! – угрожающе произнесла тетя Нюра, и в ее голосе чувствовалась решительность. При этом она сделала шаг куда-то в сторону, дернув его за куртку, и Лев поверил, что она собирается вести его к директору.

- Не надо к директору, тетя Нюра, – встревожено попросил Лев. Он представил ситуацию, когда будет стоять, как мальчишка, перед директором и объяснять свое поведение. Чтобы избежать такого конфуза, он решил отделаться малой жертвой и договориться с нянькой.

- Ага, не надо, значит! Как рожи бить – так самостоятельный, а как отвечать – так в кусты? – подперев бока руками, возмутилась няня. – А ну, давай, рассказывай, где и кто морду тебе попортил?

- Да как вам сказать… Ничего серьезного… - начал мяться Лев.

- Из-за жены подрался бывшей? – предположила няня.

- Нет, что вы! – возразил он.

- Из-за девки, что ли? – проявила догадливость тетя Нюра.

- Ну, в общем, да, – уклончиво ответил Лев.

- У хахаля ее, значит, отбиваешь, а он упирается? Настырный какой! Ну и правильно, что не с бывшей миришься, она мне никогда не нравилась, вертихвостка! – Тетя Нюра, похоже, уже сама объяснила себе ситуацию. – Ты давай, Жорик, беги на работу, не сдавайся, правильно, что отстаиваешь то, что любишь. Я с тобой, заходи за советом, помогу. Ну, или даже делом помогу.

- Спасибо, теть Нюра, за совет! – ответил так, как посчитал, что ей будет приятно, Лев: он очень любил общаться с людьми, которые сами отвечают на свои вопросы.

- Ну все, беги! Какого умницу вырастила! Горжусь тобой! Беги, работай, давай, сорванец! – расцвела от благодарности нянька и несколько минут потом провожала его глазами.

Лев шел к медпункту и думал, что из-за людской слабости, любопытства и недалекости иногда тяжело не врать. Да, он считал вранье слабостью, но порой человек настойчиво задает вопрос, на который не готов получить ответ. Хорошо, когда он сам себе и отвечает, но ведь в основном это исключение, а не правило.

Перед медпунктом, как всегда, стояла очередь, которая, в принципе, проходила очень быстро.

Когда он зашел в кабинет, то увидел сосредоточенного и собранного медработника, с заколотыми в пучок и убранными под колпак волосами. В ней было мало от той девушки, с которой он прощался сегодня утром на лестнице.

Когда она увидела его, ее строгое лицо осветила улыбка, она встала с места и схватилась за пузырек и кусочек ваты, лежащий с краю стола.

- Снимай очки быстрей, чтобы я могла обработать глаз, – по-деловому скомандовала она.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться