Кольцевая электричка

39. Своя жизнь со стороны

Смеркалось. Солнце скрылось за горизонтом, но зной, уцепившийся за асфальт своими когтями, не хотел давать горожанам отдохнуть от жары.

Трое мужчин в деловых костюмах с угрюмым видом сидели за резным деревянным столиком летнего кафе.

- Нужно было все же внутрь зайти, – вытирая лоб и шею платком, посетовал Гена.

- От кондиционеров тоже нужно отдыхать, – резонно заметил Лев.

- Вот в этом весь Лев Николаевич Образцов, – хмыкнул Жора, поставив бокал с пивом в сторону.

- В чем? – напрягся Царь.

- Ну, ты же хотел мнение о тебе услышать, спрашивал, почему люди к тебе относятся намного лучше, когда ты – это я, чем когда ты – это ты, вот я тебе и объясняю. Ты принял решение за нас с Геной, не посоветовавшись и не спросив нашего мнения. Просто поставил перед фактом, что для нас это лучше, только потому, что ты этого хочешь и все, – заявил Жора.

Когда Жора долго общался со Львом и немного выпивал для храбрости, он мог себе позволить разговаривать с ним на «ты» и прямо.

- Да нет, просто мне некогда объяснять, – не согласился Лев. – А обычно, когда я не знаю, я спрашиваю мнение близких людей. Гена, скажи, ведь так?

Гена настороженно посмотрел на него.

- Это рекомендация или приказ? – поинтересовался он.

- Просто спрашиваю твое мнение, ты ведь давно меня знаешь, – уточнил Лев, как он посчитал, максимально любезным тоном. – Ответь как есть, тебе ничего не будет.

- Тогда, если честно, Лев Николаевич, Жора правильно заметил, – сознался телохранитель. – Вы считаете, что то, что хочется вам, идет на благо всей Вселенной, и ничьего мнения вы не спрашиваете никогда, потому что думаете, что и так все знаете.

На лбу Льва появилась испарина. Об этих чертах своего характера он никогда не задумывался, наверное, потому, что ему никто не осмеливался о них сказать. Хотя, возможно, если бы ему вот так прямо в глаза говорили о его минусах, у него был бы другой характер.

- Вот видишь! – обрадовался Жора такой правдивости, хлопнув себя по коленям.

- А еще вы никогда не говорите слово «пожалуйста», только отдаете указания, а не высказываете просьбы, – добавил расхрабрившийся Гена.

- Это точно! – согласился Жора.

- Зато я говорю «спасибо», – возразил Лев.

- Ну не часто, хотя в любом случае «пожалуйста» – это слово мотивации; ты же людей мотивации лишаешь, – закончил мысль Жора.

- Не могу я говорить «пожалуйста», – возмутился Лев. – Получается, как будто я упрашиваю.

- Вот-вот, не можешь себя преодолеть, лишаешь людей возможности выполнять твои указания с охотой, а потом говоришь об отношении к тебе. Выбирай сам, будешь ты другом или царем, а точнее, для кого другом, а для кого царем. У тебя разделения нет, ты для всех Царь, а у царей друзей быть не может, – подвел итог Жора.

- Ладно, я попробую с вами советоваться, – сквозь зубы согласился Лев Николаевич, потом подумал и добавил: – Но упрашивать я не буду, сразу говорю.

Жора только развел руками, глядя на Гену.

- Если подвести итог сегодняшним поискам, мы сделали все, что могли, а смогли мы немного, – решил Гена сменить тему. – Основная проблема в том, что фото нет.

- Подробные описания у нас есть, и у Любы достаточно яркая внешность, чтобы ее смогли узнать в толпе, – с надеждой в голосе сказал Лев.

- Да, конечно, – решил поддержать его телохранитель. – Отчеты постов, выставленных возле общежития и депо, я буду получать незамедлительно, как будут в зоне видимости появляться мало-мальски похожие девушки.

- И сразу докладывай мне, – распорядился Лев.

Полненькая девушка-официантка принесла долгожданный заказ. Внимание компании переключилось на рыбу с овощами, но ненадолго: даже относительно легкая еда не шла с охотой после такого знойного дня.

- Не считаешь, что как раз время обсудить твои семейные проблемы? – откинувшись на стуле, спросил Лев, глядя на Жору. – Просто потом я смогу лучше рассказать о тех событиях, участником которых я стал.

- История не из приятных, – сразу помрачнев и сосредоточившись, ответил Жора. – Вы в основном все знаете, единственное, что я забыл, кажется, тогда сказать: они вместе живут и он ее женой называет.

- Ты говорил, я помню. Уже не живут, – поправил его Лев.

- Почему? – удивился Жора.

- Ну, так получилось, что я Гришу пристроил в полиции пожить на пару недель, – объяснил Лев. – А ты не думал, что ты свою женщину просто другому, более настойчивому самцу отдал? Почему она кокетничала и наряжалась, судить не могу. Может, даже, чтобы тебе понравиться, ревность вызвать, внимание чтобы дополнительное твое получить. Женщин же не поймешь. Может, и в дом его к себе запустила, чтобы ты приревновал и выгнал: у них ведь с логикой «напряженка» - как сказал бы твой сын. Могут все от обратного делать. Смущает меня только одна фраза бугая, которую он сказал, выходя со мной на разборки, когда твоя жена сама попросила его уйти из дома. Он сказал: «Ты от нее уже отказался, поверив, что она тебе изменяла. Так что теперь это уже не твоя женщина, а я свою не отдам. Я буду за нее бороться, в отличие от тебя, слабака». Понимаешь, он сказал «поверил, что изменила», значит, она на самом деле не изменяла. А твоя жена говорила, что он неоднократно тебя грозился покалечить, и за сына она боялась. Не думал ты, что, не увидев в тебе стены, за которую можно спрятаться, ей пришлось уступить? Тогда кто больше виноват – ты или она?



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться