Кольцевая электричка

40. На своем кольце

Прошло три недели с тех событий, которые, хоть и продолжались всего несколько дней, но по своей значимости и яркости затмили всю предыдущую жизнь. Теперь у Льва было собственное летоисчисление, до Любови и после.

Как и все предыдущие дни, первые минуты пребывания на работе перед планеркой Лев посвящал тому, что выслушивал отчет по поиску девушки от своего нового помощника по общим вопросам, который заслужил доверие, проработав несколько лет рядовым телохранителем, и просматривал фотоподборки из социальных сетей с подходящими фамилиями, именами, а позже и просто сочетающие в себе черты голубоглазой брюнетки.

Как и все предыдущие дни, были перерыты тонны грунта, в которых не нашлось ни крупицы золота.

- Ясно, – подвел итог Царь. – Продолжайте поиск, не сбавляя темпа, но не забывай о прочих делах.

- Будем стараться, Лев Николаевич, – ответил Гена и направился к двери, ведущей из кабинета.

- Кстати, Жора сегодня на смене, а завтра у него выходной, пошли за ним машину, чтобы он в это же время с тобой зашел, – вслед ему произнес Лев.

- В смысле сюда? В офис? Его же увидят! – остановился пораженный помощник.

- Исполняй, – распорядился Царь и встал из-за стола.

Лев, как всегда, подошел к окну, чтобы мысленно поздороваться с бегущей по своему вечному кольцу электричкой.

Он думал о том, что от судьбы не убежишь: он сделал все, чтобы найти Любу, но пока безрезультатно. Лев понимал, что не ослабит поиск ни на минуту до конца своих дней, ведь ни одну женщину, кроме нее, он не мог представить своей спутницей. Может, действительно, не судьба? Раз она, как падающая звезда, мелькнула в его жизни и пропала, значит, или не суждено, или он что-то не осознал, чтобы ее обрести. А что?

- Лев Николаевич, к вам главбух, – раздался голос Марины.

Лев прошел на свое рабочее место и нажал кнопку селектора.

- Пусть зайдет, – разрешил он.

В двери появилась главный бухгалтер.

- Здравствуйте, Раиса Васильевна, – первым поприветствовал ее Лев. – Что-то срочное?

- Извините, Лев Николаевич, что беспокою, – очень вежливо, даже заискивающе произнесла она. – Просто хотела поинтересоваться, будете ли вы утверждать меню и поздравительную программу на банкет? Раз мы начали с вами обсуждать вопрос, я поэтому осмелилась сама зайти, а не перепоручать отделу кадров.

- Какой банкет? – уточнил Лев.

- Ну, в честь двенадцатилетия. Вы же сами предложили! – удивилась главбух.

- Я предложил? – изумился, в свою очередь, Лев. – Премию раздали бы, да и пусть отмечают на нее, сколько кому и чего угодно.

- Вы же сами сказали, что выбираете политику укрепления корпоративного духа, – стала даже заикаться от волнения женщина. – Мы все подготовили.

- Давно говорил? – настороженно спросил Лев, начиная догадываться.

- Недели три назад, сразу после отпуска, – ответила ошарашенная сотрудница.

- А, ну да, конечно! – якобы вспомнил Лев, мысленно ругая Жору. – После отпуска у меня действительно возникло желание укреплять корпоративный дух.

- Неужели вы сейчас от него решили отказаться? – испуганно поинтересовалась главный бухгалтер, исполняющая сейчас по совместительству роль массовика-затейника, которая пришлась ей по душе. – Все ведь готово.

- Раз все готово, то, считаю, смысла отменять нет, – скрипя зубами, принял решение Лев. – А коллектив как отнесся к банкету вместо премии?

- Ооо… Они с восторгом восприняли! – радостно ответила женщина. – Они стали вас не только бояться и уважать, но еще и любить, особенно после вашей замечательной улыбки в первый день после отпуска.

- Моей улыбки? – задумчиво спросил Лев. – И что, вам тоже понравилось, как я улыбаюсь?

- Ну конечно! – искренне ответила Раиса Васильевна, после легкого стресса утратившая всю профессиональную холодность. – Каждый сотрудник ежедневно при вашем приходе на работу сожалеет, что не увидел вашей улыбки сегодня.

- Да? Не буду скрывать, я удивлен, – ответил Царь, вставая из-за стола. – Что еще говорят?

- Говорят, что раньше вы не улыбались потому, что были строгий и холодный, а сейчас не улыбаетесь потому, что вам грустно, – похоже, сама застеснявшись своей смелости, сообщила женщина.

Царь подошел к окну и посмотрел на свое отражение в стеклянной стене.

- Грустно? – спросил он, попытавшись придать голосу удивленный тон. – С чего они взяли?

- Просто вы спросили, вот я и ответила… – похоже, уже жалея о своей искренности, растерялась сотрудница.

- Меню утверждать не буду, полностью полагаюсь на выбор коллектива, – заявил Лев, разглядывая вид из окна сквозь свое отражение.

- Понятно, Лев Николаевич, – ответила главбух и стала пятиться к выходу. – Не буду вам мешать.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться